Вспоминая об одном из первых посещений Восточного Берлина в подростковом возрасте в 1981 году, Брюггеманн рассказывает: ”Мы поехали на поезде и пересекли границу ночью, но территория вокруг границы была ярко освещена. Это было похоже на другую планету — и это было довольно страшно. Мы хорошо знали, что может произойти, если вы захотите нелегально пересечь стену”.

”Мы опасались, что процесс воссоединения снова приведет к грезам о великой немецкой державе. Мы мало думали о восточных немцах, а скорее обсуждали, как будет развиваться весь европейский проект — если Германия станет таким гигантом, как это повлияет на баланс сил в Европе”, — делится своими воспоминаниями о 1989 году Брюггеманн.

Историк считает, что воссоединение Восточной и Западной Германии происходило под диктовку ФРГ, и для многих людей из ГДР вызвало большие трудности. ”Наблюдая существующие ценностные конфликты, ясно, что мы должны были говорить о них раньше. Возможно, стоит ценить то хорошее, что было в Восточной Германии. Было ли там что-нибудь хорошее? Тоже вопрос: можно ли вообще представить, что в таком обществе есть что-то хорошее? Конечно, было хорошее в личной жизни людей, но в ходе процесса воссоединения их жизнь была недооценена”, — говорит профессор.

Брюггеманн отмечает, что успех праворадикальной партии ”Альтернатива для Германии” (сокор. AfD) отчасти нужно объяснять именно дисбалансом между Востоком и Западом внутри страны. Вдобавок к слишком быстрому переходу к иной экономической модели, новая ситуация породила много страхов. ”Экономическое положение избирателей AfD более или менее стабильно, но они опасаются ухудшения их положения, что дает повод к распространению расистских идей, на которые опирается именно AfD”, — отмечает он.

Целиком интервью можно прочитать в журнале rus.edasi.org.