Ольга Литвиненко уже посещала Латвию — в октябре 2017 года. Что стало целью нынешнего визита?

"Прежде всего, чтобы на примере моей истории наглядно продемонстрировать латвийским политикам и общественности, насколько эффективно российские олигархи и спецслужбы могут манипулировать правовой системой Польши и, опираясь на законодательные нюансы и нестыковки, добиваться своих целей. Одновременно бесконтрольная интервенция российского бизнеса в страны ЕС несет с собой перспективу финансирования подобных акций по вмешательству во внутренние дела этих стран. Например, компания PhosAgro Polska. Вроде бы нормальный бизнес, но ее деньги могут в любой момент могут пойти на подкуп должностных лиц, коррупцию и вмешательство в национальную политику. Убеждена, что внесение столпов сегодняшнего российского режима в санкционный список Магнитского позволит ограничить это влияние в Польше, Латвии и других странах ЕС", - говорит Ольга Литвиненко.

История Ольги показывает, как семейный конфликт с отцом Владимиром Стафановичем Литвиненко, который является ректором санкт-петербургского Горного университета, того самого, где в свое время защищал диссертацию Владимир Путин, перерос в международный скандал. Спасаясь от преследований своего всемогущего отца, которого называют "другом Путина", Ольга переехала с сыном в Польшу и получила там статус политического беженца. Но, по ее словам, возможности работающих на олигархов российских силовых структур и спецслужб, могут выходить далеко за пределы России.

"Я столкнулся с делом Ольги в 2015 году, когда польский суд неожиданно удовлетворил ходатайство российского суда о выдаче сына Ольги в Россию, — рассказывает известный польский политик и адвокат Ришард Калиш. —Сложившаяся ситуация вызвала мое сочувствие и возмущение, и до сих пор остается за гранью понимания. Как польские структуры, по конституции призванные защищать польских граждан как таковых и их личные данные, могли допустить столь вопиющие нарушения. Формальным основанием для решения о передаче данных и дальнейшей выдаче сына России послужило заключенное в 1996 году польско-российское соглашение о правовом сотрудничестве двух стран в области гражданских дел. При этом почему-то было проигнорировано то обстоятельство, что Ольга и ее сын являются гражданами не только России, но и Польши. Примечательно, что при вызове г-жи Литвиненко в польскую прокуратура там находился высокопоставленный представитель одной из российских спецслужб, по-видимому, действовавший по заданию Владимира Литвиненко.

За пять лет нам удалось дойти до Верховного суда, который, руководствуясь Гаагской конвенцией о защите детей, решил дело в пользу Ольги".

В интервью Литвиненко рассказала, о чем они говорили с латвийским министром юстиции Янисом Бордансом.

"О том, что латвийские политики, общество и спецслужбы должны быть внимательны к российскому бизнесу, особенно принадлежащему друзьям Путина. По нашему убеждению, закон Магнитского — это замечательный пример того, как ЕС и другие страны могут воздействовать на людей, которые являются столпами и пособниками путинского режима. В случае внесения в список Магнитского Владимира Литвиненко и его партнеров по компании «Фосагро», акции которой свободно котируются на Лондонской бирже, будет отчасти предотвращена возможность воздействия этих лиц на правовую и общественную систему тех стран ЕС, которые примут соответствующие акты. Речь идет о Владимире Литвиненко, Андрее Гурьеве и Игоре Антошине, которых в полной мере можно назвать «кошельками» Путина и столпами сегодняшнего кремлевского режима. И это не какие-то эмоции, а юридическое заключение, подготовленное международной группой юристов", - утверждает Ольга Литвиненко.