Ситуация заставила многие европейские СМИ заговорить об угрозе нового миграционного кризиса, подобного тому, что случился в 2015-2017 годах. Опасения особенно усилились после того, как президент Турции Реджеп Эрдоган пригрозил открыть двери в Европу для беженцев из Сирии, если ЕС не окажет его стране дополнительную поддержку. ”Медуза” рассказывает, насколько реальна такая угроза.

Что происходит в Греции?

С начала 2019 года на территорию Греции прибыло почти в полтора раза больше мигрантов, чем за аналогичный период прошлого года: свыше 32 тысяч по сравнению 22 тысячами год назад. Об этом сообщает немецкое издание Zeit со ссылкой на данные Международной организации по миграции при ООН. Причем если брать динамику последних месяцев, ситуация еще тревожнее: в августе страна приняла 8100 мигрантов, прибывших с территории Турции, тогда как год назад их было 3200 человек.

Подавляющее большинство из них оказываются на греческих островах в Эгейском море — Лесбосе, Хиосе, Самосе, Леросе и Косе. В одном только лагере Мориа на острове Лесбос сейчас находятся 11 тысяч человек, при том, что он рассчитан на 3 тысячи. В общей сложности в лагерях, предназначенных для 6300 беженцев, живут почти 22 тысячи, пишет другое немецкое издание WAZ, а еще 3600 человек местные власти разместили в общежитиях и небольших временных убежищах. По другим данным, на греческих островах находятся 24 тысячи мигрантов, причем около 40% — несовершеннолетние. Из-за тяжелых санитарных условий в лагерях уже происходили волнения.

Аналогичные проблемы наблюдаются также на Кипре, причем там число заявок на получение убежища растет и после окончания самой острой фазы миграционного кризиса — чуть меньше 3 тысяч в 2016 году, 4,5 тысячи в 2017, 7,7 тысяч в 2018 году и 6,5 тысяч к сентябрю нынешнего года. Беженцы там также жалуются на условия, в которых им приходится ждать окончательного решения, и утверждают, что они не особенно улучшаются после получения легального статуса.

Кроме того, новое итальянское правительство, сформированное после развала коалиции с участием сторонника жестких антимигрантских мер Маттео Сальвини, разрешило итальянским портам пускать корабли с беженцами, спасенными в Средиземном море. Правда, это вряд ли резко увеличит число мигрантов, прибывающих в Европу в целом, потому что многих раньше принимали другие страны.

Как отмечает баварское издание Bayern Kurrier, в июле 2019 года убежища в Европе просили почти 63 тысячи человек, на 26% больше, чем месяцем раньше, и наибольшее количество с марта 2017 года. При этом, в общем, картина все еще далека от 2015-2016 годов, когда в отдельные дни на берега тех же греческих островов спускались по 10 тысяч человек, сейчас их в среднем 260 человек. Более того, число беженцев, добравшихся до Европы по Средиземному морю, составило около 60 тысяч человек — на 20% меньше, чем в 2018 году. Кроме того, Евросоюз пытается системно решить проблему беженцев, правда, в основном, африканских — устраивая лагеря для них в глубине Африки, например в Руанде.

Между тем многих пугает рост числа беженцев именно с территории Турции и именно на греческих островах — в 2015 году для многих беженцев это был первый пункт, с которого они отправлялись дальше в Европу. Одна из греческих полицейских в интервью WAZ вспоминает, как быстро число беженцев возросло с 500-700 в день до 10 тысяч. Страх повторения событий 2015-2016 годов несколько раз заставлял европейские СМИ говорить о возможности нового миграционного кризиса. Кажется, теперь для этих опасений появились реальные основания.

Из-за чего все началось?

В 2015 году границы Евросоюза нелегально пересекло, по приблизительным оценкам, около 1,8 миллиона человек — в несколько раз больше, чем годом ранее. Большинство из беженцев прибыли из Сирии и Ирака, где самых крупных успехов достигла экстремистская группировка ”Исламское государство”, а также из Афганистана — это стало крупнейшим миграционным кризисом в послевоенной истории Европы. Большинство из них прибыли в Европу через Турцию.

В марте 2016 году европейские страны договорились с Турцией выделить ей 6 миллиардов евро в обмен на то, что она усилит собственную границу и заберет беженцев, нелегально прибывших в ЕС через ее территорию. Большую часть средств турецкие власти должны были потратить на устройство беженцев, на обеспечение их всем необходимым лечением и на их образование.

С самого начала договор подвергался критике как форма скрытой экономической помощи авторитарному режиму Эрдогана, траты которого фактически невозможно проконтролировать. Тем не менее число людей, нелегально прибывших в Европу, в 2017 году едва превысило 200 тысяч человек — и эти цифры доказывали эффективность соглашения. При это в самой Турции в данный момент проживает 3,6 миллиона выходцев из Сирии и около 400 тысяч беженцев из других соседних стран, всего около 4 миллионов — самое большое число в мире.

В начале сентября 2019 года Эрдоган пригрозил, что откроет для беженцев путь в Европу, если европейские страны не окажут Турции дополнительную финансовую помощь. Эрдоган требует от Европы ”разделить бремя” содержания беженцев, угрожая, в противном случае, ”открыть двери”. Евросоюз, в свою очередь, утверждает, что выплатил Турции 5,6 миллиарда евро и обещает перевести оставшуюся сумму в ближайшее время.

Эрдоган это всерьез?

Новых решений по поводу того, как справляться с проблемой беженцев с Ближнего Востока, у Евросоюза по-прежнему нет. Поэтому от того, насколько решительно настроен Эрдоган, во многом зависит, накроет ли Европу новая волна миграционного кризиса.

Версия первая. Да, всерьез

Угрозы Эрдогана прозвучали на фоне обострения ситуации в сирийской провинции Идлиб на границе с Турцией. Правительственные войска Башара Асада при поддержке России вот уже несколько месяцев ведут наступление в этом последнем оплоте вооруженной оппозиции. Это грозит массовым бегством местных жителей в Турцию. По приблизительным оценкам, из Идлиба могут бежать до миллиона человек.

Ключевое требование Эрдогана — создание зоны безопасности на турецко-сирийской границе, которая вклинится на 30 километров в глубь сирийской территории. Туда, по его мнению, можно переселить от 2 до 3 миллионов беженцев, не только из Турции, но и из европейских стран. От Евросоюза Эрдоган ждет финансовой поддержки в обустройстве этих земель для переселения беженцев.

Сейчас большая часть этой территории находится под контролем курдских формирований — основных союзников США в регионе и главных врагов Турции. Формально еще в августе турки и американцы договорились о создании этой зоны безопасности, но официальная Анкара подозревает Вашингтон в саботаже, вызванном нежеланием ослаблять курдские позиции. Турция поставила срок до конца сентября, после чего пригрозила началом собственного наступления. Фактически Эрдоган поставил Европу перед выбором: или она помогает ему деньгами и давлением на США, или получает очередное обострение в Сирии и новую волну беженцев.

Ко всему прочему, по мнению западных СМИ, на Эрдогана давит сложная обстановка внутри страны: в Турции продолжается экономический кризис, власть во многих крупных городах перешла к оппозиции, в самой правящей элите наметился раскол, и на этом фоне растут антимигрантские настроения. Кроме того, 80% турецких граждан, по данным опросов, выступают за то, чтобы правительство страны изменило свою политику в Сирии.

Версия вторая. Нет, это блеф

Сторонники этой версии исходят из того, что как раз внутриполитические проблемы помешают Эрдогану ослабить контроль на границах страны. Это, пишет The New York Times, будет грозить ему еще большей дестабилизацией ситуации, ”даже если Турция станет только перевалочным пунктом на пути Европу”.

Австрийский исследователь проблем миграции Геральд Кнаус, который участвовал в разработке соглашения с Турцией в 2016 году, называет слова Эрдогана ”полным блефом”, нацеленным на то, чтобы получить от Европы новую порцию финансовой помощи. По его мнению, отправить 3,6 миллиона мигрантов в Европу все равно не получится, а заботиться о них без европейской финансовой помощи Турция не сможет. В конце концов, угроза разорвать соглашения звучала от Эрдогана неоднократно, но он до сих пор не воплотил ее в жизнь.

Из того, что слова турецкого президента не заставили европейских лидеров срочно собираться для решения проблемы, можно сделать вывод, что пока они не рассматривают его угрозу всерьез, хотя Ангела Меркель и созвонилась с Эрдоганом для обсуждения сложившейся ситуации. Но, в любом случае, обращает на себя внимание то, что вслед за Турцией другие страны тоже начали использовать фактор беженцев как орудие политического давления на Евросоюз. Еще в мае руководство Ирана пригрозило, что вышлет из страны 3 миллиона афганских беженцев, если Европа не добьется от США снятия санкций. Правда, до сих пор эта угроза не реализована.