Еще недавно были популярны рассуждения, например, на тему слияния России и Белоруссии в едином Союзном государстве, что потребовало бы ”переконфигурации” власти в России и переход нынешнего президента на другую, но тоже руководящую работу. Однако сам Путин уже опроверг эту мысль. Тогда на смену этим предложениям пришли рассуждения о ”парламентской республике”. Когда парламент получил бы расширенные полномочия, в том числе право назначения премьера и министров.

Володин упоминает, что в 2008 году были внесены некоторые поправки: так, были установлены нормы об обязанности правительства ежегодно отчитываться перед депутатами о результатах. По его мнению, это дает результат.

Далее спикер Думы предлагает детализировать нормы отчета правительства перед парламентом. А также предоставить Думе право участия в формировании правительства. Сейчас она ”участвует” только в форме дачи согласия президенту на назначение председателя кабинета министров.

Предлагается предоставить Думе возможность ”обсуждать и консультировать” президента и премьера по поводу конкретных министров. Теоретически, формула ”обсуждать и консультировать” в конституционном праве может означать и формализованное согласие на назначение членов исполнительной власти. Но, скажем, в той же американской конституции на сей счет имеется более четкая формула — ”advise and consent” (совет и согласие), когда сенат утверждает номинированных президентом должностных лиц.

Не вполне понятно, какой вес могут иметь такие ”обсуждения и консультации”. Могут ли быть министры, например, ”забаллотированы” (отвергнуты) в результате обсуждений? Такого предложения не было. Тогда что их обсуждать? Чтобы выслушивать ритуальные обещания? Володин также не предлагает урезать прерогативы президента в части назначения министров и вице-премьеров. Он не предлагает наделить Думу правом голосовать (а не обсуждать) ни по персональному составу кабинета министров, ни по отдельным министрам. Говоря об ”ответственности” правительства перед парламентом, не предлагается наделить парламент правом выносить вотум недоверия министрам.

Таким образом, пока из этих предложений не вырисовывается парламентской республики. Они не меняют кардинальным образом конфигурации власти. И в том виде, в каком они высказаны, не могут рассматриваться ”решением проблемы 2024 года”. Впрочем, мы скорее всего, присутствуем лишь при начале публичной дискуссии на эту тему.

Принципиально важно также заметить, что пока еще никто из лидеров страны не осмелился открыто предложить такое изменение Конституции, которое предусматривало бы просто продление срока пребывания Владимира Путина на его нынешнем посту.