Юрис (имя изменено) родился незадолго до восстановления независимости Латвии у совсем юной матери, не имеющей образования и профессии, безработной и бездомной. Отец бросил ее вскоре после появления сына на свет. Единственным источником существования женщины было попрошайничество, в том числе вместе с ребенком. По этой причине трехлетнего Юриса забрали у матери.

Ребенка увезли в рижский 258-й спецдетсад — приют. Мама его навещала регулярно с первого дня, а через три года ей заявили, что мальчика усыновляет богатая семья. Судя по произошедшему тогда с усыновлением мальчика, можно предположить, что в этом процессе имела место коррупция. Юриса усыновил моряк дальнего плавания, который безо всякого на то юридического основания проживал вместе с пасынком от разведенной жены, подростком. И этому человеку позволили забрать семилетнего мальчика.

"Он моряк был, часто в рейсы уезжал, и я один оставался. Он мне запрещал к дверям подходить, на звонки по телефону отвечать. Морил голодом, я убегал из дому", — вспоминает Юрис. У усыновителя он прожил полтора года.

Несколько учреждений, не связанных друг с другом, сообщили в Госполицию о своих подозрениях, что усыновитель мальчика сексуально использовал. Но в Госполиции сексуальные преступления расследовать не стали, и все заявления исчезли.

Затем Юрис жил в различных психоневрологических больницах, в том числе в Айнажи. Изучив документы, Бюро омбудсмена пришло к выводу, что Айнажи стали для мальчика домом на почти девять лет. Его там, попросту говоря, все забыли, мальчика никто не навещал. В больнице он сталкивался с насилием.

Госполиция подтвердила, что сейчас Юрис признан одним из потерпевших в уголовном процессе по делу о нарушениях его прав в больнице Ainaži, недавно начат уголовный процесс и об истязаниях и сексуальном насилии, перенесенных им в семье усыновителя.