Пока Москва и Минск переживают очередной кризис в торгово-экономических отношениях, Китай планомерно увеличивает свое присутствие в Беларуси. Страны активно сотрудничают не только в экономической, но и в военно-политической сфере. Китайцы строят под Минском индустриальный парк "Великий камень", а также помогают Беларуси обновить военную технику.

Поэтому не удивительно, что среди гостей Второго форума международного сотрудничества "Пояс и Путь" в Пекине 26 апреля и президент Беларуси Александр Лукашенко, который расскажет об успехах Беларуси в рамках китайской инициативы. Накануне было объявлено, что "Беларусбанк" получил кредит в 100 млн евро от Банка развития Китая, а "Белорусская железная дорога" берет у китайцев 65,7 млн евро для электрификации участка дороги.

Последняя остановка перед Европой

Сотрудничество между Минском и Пекином началось еще в 90-е годы, когда Беларусь активно поставляла в Китай оставшуюся в стране советскую военную технику, рассказывает директор белорусского Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов. В нулевых Китай пришел на помощь Беларуси и в финансовой сфере, предоставив кредиты. Но особенно тесными белорусско-китайские отношения стали после запуска Китаем в конце 2013 года нового "Шелкового пути" — китайской программы "Один пояс — один путь". Эта инициатива заключается в создании нового международного торгового коридора между Китаем и Европой и объединяет в себе два проекта — "Экономический пояс шелкового пути" и "Морской шелковый путь XXI века".

Главное преимущество Беларуси — важное географическое положение, страна является последней остановкой перед Европой. Это отводит Беларуси стратегическую роль в реализации планов Китая. Более того, по мнению директора Центра стратегических и внешнеполитических исследований в Минске Арсения Сивицкого, развитию отношений между Беларусью и Китаем способствовал российско-украинский конфликт в 2014 году: "Военно-политическая нестабильность в Украине заставила Китай обратить внимание на Беларусь как на более предсказуемого и стабильного партнера и отвести ей видную роль в инициативе "Один пояс — один путь".

Юрий Шевцов рассказывает, что в тот момент "на Беларусь упала выгода не только от роста транзита между Европой и Китаем, но еще и те возможности, которые в иной ситуации пришлись бы на Украину". Вместе с китайскими финансовыми средствами, инвестициями и новыми технологиями Беларуси предоставился шанс модернизировать свою экономику.

С каждым годом между Беларусью и Китаем растет товарооборот, а также объем китайских инвестиций в белорусскую экономику. Согласно данным Национального статистического комитета Беларуси, в 2018 году экспорт в Китай увеличился на 25 процентов по сравнению с предыдущим годом, а объем китайских инвестиций вырос на 20 процентов. Более того, растет число совместных белорусско-китайских проектов, среди которых завод по сборке автомобилей BelGee в Минской области, самая мощная в стране Витебская ГЭС, построенная на китайские деньги, а также "белорусская жемчужина Шелкового пути" — индустриальный парк "Великий камень".

Китай как способ уйти от России

Для Беларуси сотрудничество с Китаем представляет огромный стратегический интерес не только из-за китайских инвестиций, финансов и технологий. Арсений Сивицкий говорит, что Китай может стать важным фактором диверсификации внешней политики Беларуси на фоне давления России.

В то время как Россия ограничивает доступ белорусских сельскохозяйственных продуктов на российский рынок, Беларусь стала поставлять в Китай все больше мясо-молочной продукции — в 2018 году общая сумма поставок молока увеличилась в 9 раз, рассказал посол Беларуси в КНР Кирилл Рудый. Также стороны в апреле этого года договорились об открытии экспорта рыбной продукции и молочных кормовых добавок в Китай.

Однако объемы экономического сотрудничества Беларуси с Китаем пока еще никак не сравнятся с Россией. В 2018 году Беларусь экспортировала в Россию товаров на 12,9 млрд долларов, в то время как на долю Китая пришлось в 26 раз меньше — 482 млн долларов. И в целом, на Россию приходится почти 40 процентов белорусского экспорта.

"Полонез" вместо "Искандера"

Беларусь и Китай также углубляют партнерство и в военной сфере. В апреле 2018 года президент Беларуси Александр Лукашенко на встрече с министром обороны КНР Вэй Фэнхэ даже заявил, что "Китай сыграл решающую роль в усилении обороноспособности Беларуси". Создание с китайской помощью реактивной системы залпового огня "Полонез", впервые продемонстрированной в 2015 году на параде в Минске, Арсений Сивицкий называет ответом на отказ России продавать Беларуси ракетный комплекс "Искандер". По мнению эксперта, "военно-техническое сотрудничество Беларуси и Китая будет и дальше развиваться, особенно там, где Россия не хочет поставлять Беларуси новейшую военную технику".

Юрий Шевцов, в свою очередь, считает, что ситуация с Россией — не единственная причина углубления сотрудничества Беларуси с Китаем в сфере обороны. Эксперт поясняет, что "военно-техническое сотрудничество между сторонами возникло еще в 90-е годы, когда Беларусь поставляла в Китай военную технику, оставшуюся с советских времен. Также нужно учитывать, что КНР сейчас являетcя второй экономикой мира, и поэтому весь мир стремится занять свое место на грандиозном китайском рынке".

Беларуси нужно искать выход в Европу

Однако Беларуси нужно постараться, чтобы китайско-белорусское экономическое сотрудничество продолжалось и приносило пользу обеим сторонам. Арсений Сивицкий говорит, что главным вызовом для отношений Минска и Пекина может стать проблема сбыта совместно произведенной продукции: "Несмотря на географические преимущества, у Беларуси нет институционального выхода на европейский рынок — отсутствует торговое соглашение с ЕС, Беларусь также не является членом ВТО".

Эта проблема, к примеру, может замедлить развитие главного китайско-белорусского проекта — индустриального парка "Великий камень", расположенного недалеко от Минска на территории площадью 112,5 км² (для сравнения — такую площадь занимает белорусский город Могилев с населением около 380 тыс. человек). Парк ориентирован на производства в сфере электроники, биомедицины, тонкой химии и машиностроения — а эта высокотехнологичная продукция нацелена на такие платежеспособные рынки, как Европейский Союз.

Поэтому, продолжает Сивицкий, "если Беларусь претендует на амбициозные результаты сотрудничества, она должна улучшить отношения с западными странами, особенно в торговой сфере и искать формы, которые позволили бы китайским корпорациям иметь доступ на европейский рынок".

Партнерство или экспансия?

На реализацию своих проектов в Беларуси Китай выдает так называемые "связанные кредиты". По ним закупка оборудования для реализуемых проектов производится исключительно в Китае, а выполнение работ преимущественно силами китайских специалистов — так, "Великий камень" строят в основном силами китайцев. То есть, фактически, Китай кредитует сам себя — создает в Беларуси рабочие места для своих специалистов и обеспечивает сбыт собственным предприятиям.

Однако не все китайские проекты в Беларуси оказались успешными. Совместные китайско-белорусские проекты на Светлогорском целлюлозно-картонном комбинате и Добрушской бумажной фабрике можно назвать скорее неудачными. Но Арсений Сивицкий связывает это с тем, что белорусская сторона не смогла подобрать правильного подрядчика из Китая с необходимым опытом. Более того, строительство завода по производству полного спектра необслуживаемых стартерных свинцово-кислотных аккумуляторных батарей для легковых и грузовых автомобилей в Бресте, который строил китайский подрядчик, вызвало многочисленные протесты местных жителей по причине высокой опасности производства для экологии.

Аналитик берлинского фонда "Наука и политика" (SWP) Янис Клюге (Janis Kluge) говорит, что действия Китая в Беларуси можно назвать экономической экспансией — политикой распространения экономического влияния с целью захвата рынков сбыта. "В то время как ЕС все более скептически относится к китайским инициативам, Беларусь широко открыла двери для Пекина. Особенно тепло Китай приветствуется в Минске в ситуации, когда Москва значительно усиливает давление на Беларусь".

Вместе с тем, эксперт отмечает, что китайская экспансия в первую очередь касается ЕС, поскольку у Беларуси не так много жизнеспособных инвестиционных возможностей или ценных технологий, которые могли бы заинтересовать Китай.

Китаю нужна политическая стабильность в Беларуси

Кроме развития экономического сотрудничества между Минском и Пекином, в Беларуси увеличивается "мягкое влияние" Китая — так, в программах белорусских школ стало появляться изучение китайского языка, а в Национальном аэропорту "Минск" наряду с английским появились надписи на китайском языке.

Однако Янис Клюге говорит, что в краткосрочной перспективе Китай вряд ли будет оказывать политическое давление на Беларусь. "В отличие от ЕС, Китай не ожидает, что Беларусь пойдет на какие-либо уступки в отношении защиты гражданского общества или прав человека. Однако Китай может усилить экономическое давление на Беларусь, в случае, если страна не сможет обслуживать китайские кредиты".

"И наоборот, по мере роста экономического сотрудничества между Беларусью и Китаем, Пекин также проявляет интерес к политической стабильности в Беларуси, — продолжает эксперт. — Президент Лукашенко это знает. И поэтому, вероятно, хочет, чтобы Китай принимал еще большее участие в проектах в Беларуси".