Эгил Левитс родился в 1955 году в Риге. Его отец, инженер Йонас Левитс, был советским диссидентом. В семье был ритуал — каждый вечер слушать эфир радиостанций "Голос Америки", BBC, Deutsche Welle. "Мне уже с раннего детства было понятно, что Латвия — оккупированная земля. Отец часто повторял: Советский Союз — это тюрьма, мы живем в тюрьме", — делился Левитс позже своими воспоминаниями журналу Mājas Viesis.

По словам Левитса, семья отца погибла во время Холокоста. Контактов с родственниками по еврейской линии он не поддерживал и личной связи с еврейской культурой не чувствует. "Я латыш!" — часто повторяет Левитс в интервью. Мать Левитса происходит из семьи высланных в Сибирь латышей.

В начале 70-х Левитсы эмигрировали в Германию по "еврейской визе". Там будущий кандидат в президенты закончил сначала два курса в Гамбургском университете: сначала на юридическом факультете, а затем — на факультете политологии. Связей с родиной Левитс не терял. Он был активным участником движения Атмоды в конце 80-х и стал одним из авторов Декларации о восстановлении независимости от 4 мая 1990 года. Был избран в 5-й Сейм по списку Latvijas ceļš, занимал пост министра юстиции в правительстве Валдиса Биркавса (именно при нем разрабатывалась большая часть законов для приватизации). Позже Левитс был послом в Австрии, Венгрии и Швейцарии. В 1995 году был избран на должность судьи Европейского суда прав человека, в 2004 году стал судьей Суда Евросоюза в Люксембурге (в обоих случаях кандидата на пост судьи выдвигает его страна).

В Суде Евросоюза Левитс задержался надолго: он несколько раз переназначался, в том числе в 2018 году. Он является одним из самых высокооплачиваемых чиновников ЕС: по данным СМИ, его зарплата составляет 268 тысяч евро в год.

Почему именно Левитс?


Дорога в Рижский замок для Левитса началась более восьми лет назад. Он неофициально назывался как возможный кандидат еще в 2011-м, но до выдвижения тогда дело не дошло. В 2015-м он был официально заявлен как кандидат от Национального объединения, сейчас — опять же с подачи националов — баллотируется как единый кандидат от всей правящей коалиции.

Левитс имеет широкую поддержку среди латышской интеллигенции и юридического сообщества. Его поклонники даже создали специальный сайт и группы в соцсетях.

Левитс не добился широкой известности в международных юридических кругах, и серьезных академических публикаций за границей у него совсем немного. В Латвии же он считается светилом юриспруденции. Левитс имел отношение к разработке Административно-процессуального закона, Закона об устройстве государственного управления и являлся автором множества статей по латвийскому праву. По признанию местных юристов, у Левитса есть редкий талант укладывать уже известные вещи в красивые схемы, благодаря чему написанные им тексты легко запоминаются и быстро становятся некими "стандартами".

Главное профессиональное детище Левитса последних лет — преамбула к Сатверсме. Именно Левитс был инициатором дополнения Конституции тезисами о важности латышской идентичности и "основной нации".

Левитс обладает хорошими навыками общения и убеждения. Он знает, что хочет услышать та или иная аудитория. Например, в интервью DELFI Левитс очень умело обошел чувствительные вопросы по поводу беженцев и Стамбульской конвенции. По рассказам очевидцев, на встречах с национально ориентированной аудиторией Левитс любит говорить о благе ассимиляции меньшинств. На мероприятиях с участием представителей более либеральных взглядов он заменяет слово "ассимиляция" на "интеграцию", но подчеркивает, что она должна проводиться на базе латышского языка.

"Национальный" кандидат?


Латвийское законодательство наделяет президента весьма ограниченными полномочиями, однако именно он может налагать вето на законы, вносить в Сейм свои проекты и назначать кандидата на пост премьер-министра.

В недавнем интервью DELFI Левитс всячески настаивал, что не будет находиться под влиянием Национального объединения, хотя оно, по сути, дало старт его будущей президентской карьере. Тем не менее многие утверждения, которые Левитс транслирует в публичном пространстве, мало чем отличаются от программных установок националов. Так, в интервью Латвийскому радио в 2017 году Левитс заявил, что все живущие в Латвии должны соблюдать "стандарт" в отношении своего государства. В понятие "стандарт" он включил патриотизм и обязанность говорить на латышском языке. Перед парламентскими выборами в 2018 году Левитс публично выражал опасения, что в случае прихода к власти "Согласия" Латвия может вернуться в "орбиту бывшего постсоветского пространства". Левитс был одним из первых, кто заявил, что Латвия не должна быть мостом между Востоком и Западом. "На мосту пусть сидят другие. Мы — часть Запада!" — говорил он в эфире LTV еще в 2015 году.

Левитс придерживается консервативных христианских взглядов, разделяет традиционные семейные ценности. Он выступает против реституции еврейской собственности, хочет добиться появления единого информационного пространства на латышском языке и не поддерживает существование школ нацменьшинств. "То, что у нас осталась от Советского союза сегрегированная школьная система, что русские учатся в своих школах, — это очень существенный элемент, который не способствует сплочению", — заявлял Левитс в интервью журналу Rīgas laiks.

Кто, если не Левитс?


Выборы президента состоятся в конце мая — для избрания кандидату необходимо набрать в Сейме хотя бы 51 голос. Правящая коалиция обещает минимум 55. Впрочем, из современной латвийской истории мы знаем, что кастинг на роль хозяина Рижского замка может быть с самыми непредсказуемыми результатами. Тем более, партия KPV.LV не гарантирует дисциплинированное голосование всех своих депутатов, а оппозиция обещает выдвинуть своего кандидата. По неофициальной информации Delfi, спарринг-партнером Левитса может стать известный латышский филолог Аусма Цимдиня — автор монографии об экс-президенте Вайры Вике-Фрейберге. Цимдиня, кстати, сейчас баллотируется на выборах в ЕП от партии "Согласие".

В целом, исход выборов президента будет во многом зависеть от результатов выборов Европарламента и того, какой политической силе достанется пост еврокомиссара.