Казахские власти освоили пиар-приемы, создающие впечатление зажиточности граждан и прекрасных условий для бизнеса. Но на деле сырьевые сверхдоходы не доходят до простых ”казахстанцев” — зарплаты остаются низкими, и коррупция никуда не делась. Нурсултан Назарбаев, который бессменно возглавляет страну с 22 июня 1989 года, на днях отправил правительство в отставку. В 13-й раз за время своего правления.

Белка против афганцев
В центре Алма-Аты летом прошлого года власти установили скульптуру — 15-тонную белку. Высотой с пятиэтажную хрущевку. Скульптура выполнена из соломы, металла и дерева. Белка символизирует достаток (она с желудем в лапах) и суматошную жизнь горожан.

Белка обошлась городскому бюджету в 23 млн тенге ($65 тыс). Скульптуру такой стоимости, наверное, может себе позволить ну разве что швейцарский Цюрих, Берлин или Лондон. И еще Алма-Ата, предложившая британскому паблик- арт художнику Алексу Ринслеру реализовать свой мегапроект на казахской земле. Эта инсталляция уже занесена в Книгу рекордов Гиннесса. Автор известен тем, что публично сжигает свои творения.

То есть, $65 тысяч, вероятно, пойдут на ветер. ”Больницы не нужны, нужны белки” — возмущаются в соцсетях жители Казахстана.

Соломенная белка обострила вялотекущий многие годы конфликт мэрии Алма-Аты и Союза ”Боевое братство, объединяющего ветеранов афганского конфликта. Даже к 30-летию вывода войск из Афганистана не нашлось средств на гарантированные выплаты ветеранам, жаловался в письме в правительство президент ”Боевого братства Сергей Пашевич. ”Афганцы” также пытаются, но не могут восстановить госпиталь. Кроме того, в очереди на получение жилья до сих пор стоят 420 воинов-афганцев.

Монетизация льгот, которая была проведена в Казахстане в 90-х годах прошлого века, не покрывает и 30% размеров от того объема льгот, что были гарантированы ратифицированным РК Международным соглашением о взаимном признании льгот для ветеранов ВОВ и лиц, приравненных к ним, подсчитали в ”Боевом братстве.

Но кроме соломенной белки, запланирована установка еще 15 масштабных скульптур Ринслера. Бюджет всего проекта держится в секрете.

У самого Ринслера есть оправдание недешевым арт-объектам: ”От паблик-арта общественность во всем мире ожидает социальных изменений, но эти изменения должны осуществлять власти, а искусство дает толчок”.

Страна теряет население
Но, вероятнее всего, толчок получат те, кто хотел уехать из страны, но еще не уехал. Десятки тысяч людей уже ”голосуют ногами” против неадекватной социально-экономической политики властей.

За последние 10 лет, по официальным данным, страну покинуло более 300 тысяч человек. С 2012 года наблюдается отрицательное сальдо миграции. Уезжают преимущественно представители славянских этносов, люди с высшим образованием.

По словам Ирины Черных, главного научного сотрудника КИСИ при президенте Казахстана, тревожной является и тенденция к увеличению молодежной миграции из Казахстана. Казахстанская молодежь не может найти работу на родине. Как сообщает интернет-портал vteme.kz,

рост мигрантов объясняется не только конкуренцией на рынках труда, но и формой протеста против коррупции, отсутствия социальных лифтов, роста националистических настроений, некачественной социальной инфраструктуры и административного давления на бизнес.

По мнению члена общественного совета Алма-Аты Марата Шибутова, идет снижение прироста рабочих мест в республике. Причина негативной ситуации в том, что образуется единый рынок труда Евразийского союза. Это легальный рынок. Еще в Казахстане действует безвизовый выезд в Южную Корею. Туда на заработки уезжают нелегально.

Эти виды миграции достигают более 100 тыс. человек, если судить по количеству денежных переводов физлиц в Казахстан. Шибутов отмечает, что у Казахстана нет внятной госполитики в сфере миграции.

Тринадцатая отставка
Первый и единственный за всю современную историю Казахстана лидер страны Нурсултан Назарбаев реагирует на социальное недовольство. Но привычным бюрократическим методом. На днях он в тринадцатый раз разогнал правительство. ”Во многих секторах экономики, несмотря на принятие множества законов, решений правительства, положительные изменения так и не произошли”, — негодовал президент.

По его словам, госпрограммы реализуются, ”но без конкретных результатов”. При этом реальные доходы населения не увеличиваются: ”Растет доля расходов на продукты питания в бюджете семей”.

Впрочем, некоторые продукты в Казахстане недороги. Если только они не импортные или не российские. Например, мясные продукты стоят в супермаркетах в пересчете на российские рубли менее от 100 рублей за 1 кг. Ножки цыпленка — 85 руб. Говядина — 181 руб. Сардельки — 202 руб. Томаты — 108 руб. Огурцы — 54 руб. Молоко — 38 руб. Масло подсолнечное — 134 руб. (за 1,8 л), хлеб — 11 руб. за 350 гр.

Но дело в том, что в Казахстане нередки случаи задержки зарплат в частном секторе. Например, работники Актюбинского щебеночного завода 9 месяцев не получают зарплату, сообщает портал ”Мой город”. Задолженность — 64 млн тенге. А 1337 железнодорожникам Алакольского района выплатили в феврале 6 млн тенге доплат за работу во вредных условиях только после вмешательства прокуратуры.

Средняя зарплата в Казахстане вопреки неплохому росту ВВП совсем не рекордная. В ІV квартале 2018 года среднемесячная номинальная заработная плата (за вычетом всех налогов) составила 176 050 тенге. 100 тенге равен сейчас порядка 17,5 рублям (по курсу ЦЦ РФ). В рублях это почти 31 тыс. руб.

А на 1000 тенге можно обменять всего $2,6. То есть средняя зарплата составляет по итогам прошлого года $458, в 2107-м она была весомее — $516. В России в 2018 году, по данным Росстата, средняя зарплата составляла 43 400 руб. или около $660.

Но и это не все. Модальное значение среднемесячного заработка (т.е. уровень зарплаты, который получают большинство) в Казахстане всего 80 021 тенге.

Относительно низкие зарплаты обеспечивают стране конкурентное преимущество по затратам на персонал, отмечают эксперты BCG. Средняя заработная плата в Казахстане значительно ниже стран со схожим подушевым ВВП — это почти на 50% меньше средней заработной платы в Чили, Румынии или Хорватии.

А чиновники тем временем щеголяют в импортных костюмах, критиковал Назарбаев. ”Все у нас привозится из-за рубежа. Ладно, модницы и модники есть, им подавай ”Шанель-манель” и так далее”, — возмущался президент. Но почему правительство отечественную легкую промышленность не развивают, удивляется Назарбаев. Тем более, что в республике производятся ”отличные костюмы и обувь”.

Лорды и сэры на службе Елбасы
С бизнес-средой в Казахстане тоже не все однозначно. Инвесторов в Казахстане якобы любят настолько, что готовы обеспечить им защиту в рамках британского правосудия. Как сообщала The Times, британские лорды вошли в состав нового экономического суда, который создан при Международном финансовом центре Астаны.

Подобные суды имеются в Сингапуре, Гонконге, Дубае, Абу-Даби и Катаре. Но это первый суд такого рода во всей Евразии. Теперь местное правосудие будет основано на английском праве, и здесь будут рассматриваться коммерческие и контрактные споры. Суд возглавил бывший главный судья Англии и Уэльса лорд Гарри Вульф. Помимо него там будут работать еще 8 судей из Великобритании.

Также будет создан новый Международный арбитражный центр, и его первым председателем станет королевский адвокат Барбара Дохманн. Все они приведены к присяге, и ее процедура напоминала ту, которую они принимали в Британии. У судей будут мантии в цвет казахстанского флага — голубые с золотом.

Британцы обещают обеспечить бизнесу независимость и беспристрастность судопроизводства. То есть казахстанские власти в данном случае сделали имиджевый жест, рассчитанный привлечь еще больше инвесторов из-за рубежа.

Потенциал привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Казахстан оценивается в объеме до $100 млрд, в том числе до $40 млрд в несырьевые отрасли, в течение следующих 10 лет, оценивала BCG.

Казахстан постоянно улучшает инвестиционный климат. Казахстан занял 28-е место среди 190 стран в рейтинге Doing Business, существенно улучшив свои позиции по сравнению с 77-м местом в 2015 году. У России 31 место.

Но экономика республики слабо диверсифицирована и ”остается в тяжелой сырьевой зависимости”, отмечает BCG. На добывающие отрасли приходится 17% ВВП. Экспорт углеводородов — порядка двух третей экспорта Казахстана по объему товарооборота в денежном выражении, и от него сильно зависит бюджет страны. Нефтегазовый сектор генерирует до 50% доходов государства.

На уровне не макроэкономической отчетности в Казахстане, действительно, все выглядит неплохо. А реальная жизнь ”простых” граждан — тут могут быть разные жизненные сценарии. Это признает и президент Назарбаев. ”Финансовую систему возьмем: создают банк, начинают работать, люди верят, приносят деньги, квазигоссектор кладет деньги, а потом эти акционеры начинают вытаскивать, воровать деньги”, — говорил Назарбаев перед тем, как отправить правительство в отставку.

По его словам, в Казахстане ”нет закона”, как это положено во всем мире, чтобы ворующих банковских менеджеров посадить в тюрьму. ”Уходят, убегают, мы за ними гоняемся, бегаем…”, — сокрушался Назарбаев.

Поможет ли разрекламированный суд во главе с британским лордом защитить права собственности в Казахстане — большой вопрос. Приезжать в республику британские судьи планируют всего пять раз в год.