Корабль путинизма дает течь

Этим летом чемпионат мира по футболу создал иллюзию того, что Россия — хорошо управляемая страна с довольным населением. Однако после конца спортивного праздника россияне вернулись к ежедневной реальности с ее отчаянной нехваткой перспектив, пишет в колонке для Guardian профессор Парижской школы международных отношений Мари Мендра.

Россию часто представляют двойственной — разделенной между путинистами и либералами, западниками и славянофилами, деревней и городом, богатыми и бедными.

Кремлевский нарратив держится на идее патриотического большинства, всегда побеждающего малочисленную оппозицию, "пятую колонну", которая управляется из-за рубежа.

На самом деле существует три России. Первая — Россия Путина с ее олигархической структурой власти и огромной пропагандистской машиной. Вторая — Россия обычного человека, многогранная, с общими для всех проблемами. Третья — Россия профессиональных элит и "верхнего" среднего класса, людей, разбогатевших во время экономического подъема 2000-х годов, которым есть, что терять.

Большинство из 140-миллионного населения России волнует падающий уровень жизни, состояние системы здравоохранения и образования.

Однако несколько недель назад в нескольких регионах России вспыхнули протесты из-за пенсионной реформы. Как говорят социологи из независимого "Левада-центра" в Москве, население охватывает пессимизм. Несмотря на пропаганду по телевизору, а может быть отчасти и из-за нее тоже, россияне говорят, что не видят перспектив для себя и для страны. Кроме того, они озабочены военными операциями в Сирии и на Украине, из-за которых гибнут молодые люди.

Путин столкнулся с классической проблемой авторитарного лидера. Ему нужно доказать как окружающим его людям, так и своим соперникам, что он любим народом и незаменим. Это объясняет, почему к мартовским выборам не был допущен ни один потенциально серьезный соперник, например Алексей Навальный.

С другой стороны угрозу режиму представляют уехавшие за рубеж в последние годы россияне, внимательно следящие за событиями в стране и возможно желающие вернуться в постпутинскую Россию.

Итак, несмотря на браваду, Путин боится комбинации недовольства простых людей из-за падающего уровня жизни и зарубежной элиты — интеллектуалов, журналистов и оппозиционеров — которые могут это недовольство направить против режима.

Если это произойдет, у Путина будет ограниченный выбор — продолжить репрессии или искать компромисс, делиться властью и ресурсами с оппозицией.

Сегодня путинский режим старается отвлечь граждан от бедности и падающего уровня жизни, провоцируя конфронтацию с Западом. Однако это дорого стоит и плохо работает.

Российские власти, элиты и народ сейчас находятся в состоянии шаткого равновесия. Все три России начинают понимать, насколько опасна сложившаяся ситуация. Они внимательно наблюдают друг за другом. Путинской стабильности, кажется, пришел конец.

Санкции против России наносят ущерб малому бизнесу

Когда чиновники в Вашингтоне думали о том, кого из русских было бы правильно наказать санкциями за предполагаемое вмешательство в американские выборы, они вряд ли думали о небольшой компании GV Gold, пишет журналист Генри Фой в колонке для бизнес-приложения Financial Times.

Золотодобывающая компания среднего размера в течение двадцати лет выбивала себе место в огромной российской добывающей промышленности. Ее собственники — не олигархи, она не связана с политиками. Во многом эта компания представляет собой пример того бизнеса, которого по мнению критиков, в России, управляемой исключительно олигархами и клептократами, не существует.

Несмотря на это, GV Gold стала случайной жертвой международных санкций против России. Это отличный пример того, как санкционные меры затронули целые сектора российской экономики.

Санкции, введенные в 2014 году против России из-за аннексии Крыма, действуют уже пятый год. Последняя серия ограничительных мер была принята в США в апреле. Из-за них небольшая группа российских олигархов, в первую очередь Олег Дерипаска, потеряла около 7,5 млрд долларов за четыре дня.

Однако санкции отразились и на GV Gold, собиравшейся объявить о сделке по поглощению конкурента, Kamchatka Gold. Компании готовили это слияние больше года, но в конце концов сделку пришлось отменить, так как конечным владельцем Kamchatka Gold был соратник Путина Виктор Вексельберг, который под санкции попал.

Из-за влияния санкций на инвестклимат в России, GV Gold была вынуждена отменить IPO, и подобных историй множество.

На этом фоне, те секторы, на которые должен был прийтись основной ущерб от санкций, чувствуют себя хорошо. Уровень добычи нефти и газа в России достиг 30-летнего максимума, экспорт энергоносителей в Европу — на рекордно высоком уровне.

Компании Дерипаски ведут переговоры в Вашингтоне с тем, чтобы получить возможность и дальше работать в США.

Видные олигархи и политики становятся жертвами санкций только в заголовках газет. Посмотрите на нанесенный российской экономике ущерб более широко, и вы увидите, каковы долгосрочные последствия ограничительных мер, предлагает газета.

Против участников "Тур де Франс" случайно применили перцовые баллончики

К лидерам знаменитой велосипедной гонки "Тур де Франс" полиция нечаянно применила баллончики с перечным спреем, сообщает Daily Telegraph.

Случай произошел неподалеку от Тулузы, мимо которой участники проезжали в ходе прошедшего во вторник этапа гонки.

Местные фермеры устроили на пути гонщиков акцию протеста против решения правительства исключить ряд земель из перечня пригодных для сельского хозяйства.

Фермеры выбросили на трассу рулоны сена, выгнали скот и вышли сами. Протестующих и их животных полицейские решили прогнать с трассы с помощью перцового спрея.

Ветер дул как раз в сторону подъезжавших к месту протеста велогонщиков. Облако спрея двинулось им навстречу и вскоре накрыло весь пелотон.

Гонщики пострадали не очень серьезно. В общей сложности заезд задержался на 15 минут. Полицию критикуют из-за решения прибегнуть к насилию против протестующих.