Но кроме них на скамье подсудимых один из спасателей, работавших на пожаре.

"Ни один пожар не бывает одинаковым. Все они разные, и все начинаются и заканчиваются по-разному… Мы все-таки нашли человека и спасли его, вынесли из дыма и огня. На мне закончился кислород, и у него [он] закончился. Если бы мы не вышли, я там сдох бы на фиг", — вспоминал 12 апреля во время ареста в центральном районном суде Кемерова пожарный Сергей Генин.

Во время пожара в "Зимней вишне" спасатель руководил звеном газодымозащитной службы из трех человек, которое одним из первых приехало к торговому центру 25 марта. Теперь его обвиняют в халатности, которая, по версии следствия, привела к гибели 37 человек.

В МЧС утверждают, что сотрудники пожарной охраны начали работать в "Зимней вишне" в уже в 16.10 — спустя 11 минут после того, как в детской зоне на четвертом этаже вспыхнул огонь.

Причиной пожара, по данным экспертов ведомства, могло стать возникшее из-за подтаявшего на крыше снега замыкание в проводке: части светильника над игровой зоной начали плавиться, и горящие капли упали в наполненный поролоновыми шарами сухой бассейн.

В считанные минуты четвертый этаж с расположенными на нем кинозалами, кафе, игровой зоной и фитнес-центром заволокло густым черным дымом.

По подсчетам специалистов МЧС, за пять с небольшим минут высокотоксичные продукты горения, содержащие хлористый водород, заблокировали пути эвакуации. Первый звонок о пожаре поступил спустя четыре минуты после возгорания — в 16.03.

"Горим! Горим! Выходите!"


Работавшая в мебельном салоне этажом ниже Анна Лаврова вспоминает, как посреди рабочего дня увидела коллегу, бегущую к ней с криком "горим!"

"Я говорю: может, опять сигнализация сработала в очередной раз, а мы не горим?" — Лаврова рассказывает, что автоматическое оповещение в "Зимней вишне" иногда включалось просто так. Но в тот раз сотрудница магазина посмотрела вглубь помещения и увидела "черное облако, которое движется, как в фильме ужасов".

Воздух, по словам женщины, моментально наполнился запахом горелой резины и пластика, она и ее коллеги почувствовали сильное першение в горле и стали кашлять. Большинство посетителей, говорит Лаврова, просто не понимали, что происходит: "Мы, когда бежали, просто кричали все — "Горим! Горим! Выходите!"

Кемеровчанка Елена Полипчук с сыном в это время дожидалась своего киносеанса в кафе на первом этаже, поэтому им удалось быстро покинуть торговый центр. По ее словам, первые несколько минут посетители ТЦ спокойно выходили из здания, но очень скоро началась паника. На улицу выбегали люди без верхней одежды, дети и подростки в футболках с трясущимися руками, а у крыши здания уже можно было заметить задымление.

На четвертом этаже, с которого на улицу вырывался дым, находилось три кинозала. Из двух [на схеме — синий и желтый] из них в это время массово выбегали люди. Это видно на записях камеры наблюдения, которую продемонстрировал отец погибших в "Зимней вишне" троих детей Игорь Востриков.

В третьем, "красном" кинозале в момент возникновения пожара находились десятки детей — там показывали мультфильм. Судя по рассказу спасшегося оттуда Михаила Трусова, те, кто был внутри, не успели осознать, что происходит на этаже, и выбежать вместе с другими посетителями.

"Мультик закончился, никто из зала уже не вышел. Когда мы подошли к дверям, оказалось, что там уже газ. Огня я не видел, но дым и жарища оттуда шла. Мы решили ждать помощи внутри, весь зал сидел и ждал помощи", — вспоминал оказавшийся внутри "красного" зала Трусов.

Сотрудница мебельного салона Анна Лаврова говорит, что масштаб трагедии она начала осознавать на улице: "Когда бегают родители раздетые, и кричат имена детей, тут уже понимаешь, что происходит, вот тогда стало страшно".

Одним родителей, пытавшихся найти помощь на улице, был Александр Ананьев. Теперь он один из свидетелей обвинения.

Следствие обвиняет спасателя Генина в том, что он проигнорировал слова подбежавшего к нему мужчины о том, что в кинозале много людей и он знает ближайшую лестницу, которая может туда привести.

"Там мои дети, спасите"


Ананьев рассказывал, что до приезда пожарных пытался сам прорваться в "красный зал". Там остались три его дочери, которых он полутора часами раньше привел в кино на мультфильм, а сам остался ждать внизу, на первом этаже торгового центра.

Ближе к окончанию сеанса он стал подниматься за детьми, и тут позвонила 11-летняя Ксения: "Папа, кажется, пожар".

Ананьев рассказывал, что побежал на четвертый этаж, где уже висел серый дым и ощущался запах "паленки". Кто-то дал ему мокрую тряпку, но ближе к кинозалам и через нее дышать уже было невозможно. По воспоминаниям Ананьева, черный дым "нарастал в какой-то геометрической прогрессии" и три попытки добраться до кинозала ничем не закончились.

"Я выбежал, у меня першило горло, стал отхаркиваться черной смолой. Я спустился вниз и подъехал первый экипаж. Я говорю: "Мужики, одевайте свои самоспасатели, я вас подыму, там дети!"

"Я немного растерялся, говорю: "подождите, мужики, я знаю, что лестница вот прямо здесь, стойте, сейчас сориентируюсь. Я ее нашел, разворачиваюсь, а они бегут уже за другим мужиком, который кричит: "Очаг возгорания там". И он этих троих забирает … В это время я бегу за ними и говорю: "Мужики, там мои дети, спасите", — вспоминал Ананьев.

"На схемах не написано, где закрыты двери, а где открыты"


Человеком, который увел звено Генина к другой лестнице, был охранник объекта.

"Виновным себя не считаю. У меня два уха, кричали человек 20. [К другой лестнице] нас повел сотрудник здания", — рассказывал пожарный на заседании суда 12 апреля.

Его сослуживец, помощник начальника дежурной смены службы пожаротушения по Кемеровской области Сергей Кельм объяснял Русской службе Би-би-си: "Опять же, у нас в нормативных документах сказано, что по прибытию к месту пожара организуется взаимодействие с представителями объекта. Как правило, это люди, которые знают и планировку, и какие-то тактико-технические характеристики объекта, какие-то, может быть скрытые входы и выходы, которые непосредственно работают".

По словам сослуживца Генина, "утверждать, что он пошел именно искать очаг, невозможно и неправильно".

Кельм уточняет, что на выезде из пожарной части номер 2, где Генин служит начальником караула, диспетчер отдала ему план здания. Пожарный изучил его по дороге. "Но вы же понимаете, что на схемах не написано, где закрыты двери, а где открыты", — отмечает Кельм.

Сам Генин рассказывал, что, поднимаясь по лестнице, на которую указал охранник, спасатели безрезультатно пытались открыть все попадавшиеся им двери. Закрытый вход ждал их и на самом верху. "Мы время терять не стали, поняли, что эти двери сломать не сможем", — говорил Генин вскоре после пожара.

Звену пришлось снова спуститься и вернуться к той же лестнице, которую изначально показывал отец трех девочек Ананьев. "И ползком там поползли, потому что была высокая температура, очень жарко было", — вспоминал пожарный.

Добравшись до четвертого этажа, Генина с двумя коллегами начали продвигаться вглубь. Параллельно с ними там пытались найти людей и другие звенья газодымозащитной службы.

По словам Генина, единственного человека, выбравшегося из "красного" зала, пожарные нашли вслепую: "Когда ползли, услышали хрип, сильный страшный хрип. И мы на этот хрип поползли".

Этим человеком оказался Трусов. Позже мужчина рассказал, что сначала вместе со всеми дожидался помощи внутри, однако вскоре дым стал затягивать помещение.

Через 15 минут, говорил Трусов, люди начали терять сознание. Он решил попытаться привести помощь и вышел из зала через запасную дверь — незадолго до этого с нее сорвали замок.

"Я вышел, сделал два шага буквально и упал, потому что там была концентрация воздуха, непригодная для дыхания… Слава богу, кто-то меня подобрал. Видимо, телефон упал фонариком кверху, и меня увидели. Я думаю, это на уровне чуда, что меня вытащили вообще", — рассказывал Трусов. В "красном" зале остались его две дочери, они погибли.

Генин надел на мужчину присоединенное к его собственному баллону дыхательное устройство, и вместе с сослуживцами они вытащили Трусова на улицу. К этому моменту запас кислорода в баллоне закончился.

"Жизни в баллоне у пожарного — 30 минут. Он их уже потратил. Дальше перезарядка", — объяснял глава всероссийского добровольного пожарного общества Владимир Кудрявцев. Он отмечает, что в это время температура на четвертом этаже поднялась так высоко, что спасти кого бы то ни было там уже было нельзя.

"Попасть к этому кинозалу уже физической возможности не было. Пожарные — не волшебники. Они такие же люди и при температуре 100 градусов у них точно так же закипает кровь, как и у остальных", — соглашается с Кудрявцевым его заместитель Виктор Климкин.

Кого и в чем обвиняет следствие


На заседание суда, где избиралась мера пресечения для Генина, помимо Ананьева и его жены Ольги Лиллевяли пришли и другие родственники погибших, обвиняющие спасателей в непрофессионализме.

Среди тех, кто выступал за арест спасателя, была Надежда Вострикова, потерявшая дочь, невестку и трех внуков. Она рассказывала, что во время пожара она подходила к сотрудникам МЧС, включала громкую связь с детьми.

"Дети еще кричали, они еще были живые, они просили помощи. На что мне пожарники сказали: "Мы вам ничем не можем помочь". И когда моя дочь стала прощаться, я упала на колени и стала просить: "Ребята, милые, спасите, вы еще можете их спасти кого-то". На что мне мужчина сказал, что с заднего торца выводят детей. И я побежала туда. Назад меня уже не запустили", — плача, вспоминала женщина.

"Не хочу обвинять себя в этом": управляющая ТЦ "Зимняя вишня" в суде
Генин стал восьмым арестованным по делу о гибели 60 человек.

Ранее под стражу попали сотрудники "Зимней вишни", компании-собственника и фирмы, занимавшейся обслуживанием противопожарной системы. Управляющая торговым центром Надежда Судденок, по версии следствия, отвечала за пожарный инструктаж и оповещение посетителей о ЧП.

Технический директор "Зимней вишни" Георгий Соболев, считает обвинение, знал о неисправности противопожарной системы, но ничего не сделал для решения проблемы. Охранника Сергея Антюшина обвиняют в том, что он якобы сначала отключил оповещение, а, узнав о пожаре, не принял должных мер и не помог эвакуации.

Как утверждали представители следствия, Антюшин в своих показаниях говорил, что пожарная сигнализация часто срабатывала беспричинно. В последний раз это произошло 19 марта.

Из рассказа охранника следует, что разбираться с очередной неполадкой приезжал сотрудник компании "Системный интеграл" Александр Никитин, который пояснил: "У системы просто слетела голова, система заглючила". Александр Никитин арестован. Глава "Системного интеграла" Игорь Полозиненко — тоже.

Под арест попала Юлия Богданова, гендиректор Кемеровского кондитерского комбината, которому принадлежал торговый центр "Зимняя вишня". По версии следствия, подчиненные неоднократно сообщали ей о проблемах с пожарной безопасностью в здании, но он не принимала никаких мер.

Начальника инспекции госстройнадзора Кемеровской области Танзилию Комкову обвиняют в злоупотреблении полномочиями. Следствие уверено, что она должна была запретить эксплуатацию "самовольно возведенного здания торгово-развлекательного комплекса "Зимняя вишня".

Дома никого нет


Родственники погибших хотят, "чтобы все было по-честному", говорит координатор общественного центра помощи в Кемерово, Татьяна Думенко, которая вместе с другими общественниками, психологами и адвокатами помогает семьям жертв.

"Мы не увидели какого-то стремления мести немедленной, "всех-всех-всех посадить" или еще что-то. Люди хотят правды и хотят, чтобы разобрались", — добавляет Думенко.

Большинство погибших были похоронены лишь на днях: 20 апреля следственный комитет сообщил о завершении генетических экспертиз, после этого были выданы разрешения на захоронения остававшихся непогребенными 37 тел.

Потерявшие близких по-разному переживают горе: кто-то, по словам Думенко, совсем закрылся, кто-то по настоянию врачей уехал из Кемерово на реабилитацию. "Мой одногруппник, с которым мы вместе учились в университете, у него там погиб сын, он тоже переживает это по-своему. Он сделал так, чтобы именем сына была названа звезда. Получил уже на это сертификат. Он захотел так, сказал, что у его сына теперь есть дом на небе", — рассказывает Думенко.

У стихийного мемориала рядом с "Зимней вишней" спустя месяц после пожара горы цветов, мягких игрушек, записок — "Бийск скорбит с вами", "Барнаул скорбит с вами". Когда поднимается ветер, тихонько звенят маленькие колокольчики.

- А почему [кинозалы] на первом этаже построить не могли? — спрашивает мальчик лет шести у приведшей его женщины. С ней четыре ребенка, у каждого в руках по желтой розе.

- Миша, Илья, кладите цветы.

Деревянные скамейки у сгоревшего ТЦ заставлены иконами, портретами погибших и плакатами с их фотографиями с подписью "Простите нас, наши ангелочки!"

У мемориала дежурят полицейские и молодые люди в куртках "Российского союза спасателей". Они рассказывают, что некоторые из родителей приходят к мемориалу ночью.

"Вон лежит большой белый медведь. [Один из родителей] подарил недавно дочке на день рождения. Здесь и дочка, и жена [погибли], — полицейский кивает на обгоревшую стену "Зимней вишни", — дома никого нет, он приезжает сюда".