4 года назад, когда он был назначен послом ЕС в Москве и прибыл в столицу России, отношения между Москвой и ЕС был натянутыми, но они не были разорванными. Однако после того, как Россия аннексировала Крым и военными средствами стала вмешиваться в ситуацию на востоке Украины, ее связи с Западом стали, по словам посла, разрываться, а потом стали такими плохими, какими никогда не были со времен холодной войны. Сейчас, перед уходом с поста, Ушацкас констатирует, что глубокий кризис в отношениях между Западом и Москвой продолжается, кроме того, он с прогнозирует, что в ближайшее время на близкое партнерство рассчитывать не приходится. По его словам, между нами огромная разница, которая нередко связана с основными принципами безопасности Европы.

Сегодня весь кремлевский аппарат сосредоточен на одной единственной задаче – обеспечить гармоничные и с виду честные президентские выборы 2018 года, гарантирующие победу нынешнего президента России Владимира Путина. Во время следующего шестилетнего срока полномочий Путина, по мнению Ушацкаса, нынешние разногласия в позициях Москвы Запада будут лишь усугубляться.

Больше всего разногласий вызывают по сути разные отношения к будущему Украины и Грузии и право выбора союзников. Нет единства во взглядах на основополагающие европейские ценности.

Скорее всего, мы будем вынуждены наблюдать, как в России продолжают попирать ценности, которые стали краеугольными камнями демократии в Европе, включая агитацию гражданского общества, свободы слова и политического плюрализма – все то, что пробивало себе путь во время правления Бориса Ельцина и Михаила Горбачева. Инвесторы зарубежных стран ощутят неуверенность из-за усиления протекционизма, несоблюдения принципов правового государства и непредсказуемости политической тактики.

Руководство России по-прежнему будет отрицать последствия холодной войны и добиваться, чтобы безопасность в Европе обеспечивалась разделением сфер влияния между самыми сильными странами. Суверенитет и территориальную целостность своих соседей Россия терпит только до тех пор, пока их геополитические приоритеты отвечают ее интересам.

Так что же делать Западу, с учетом этой существенной разницы? По мнению Ушацкаса, необходимо придерживаться реалистичного, дальновидного и стратегически обоснованного отношения. Во-первых, надо решать проблемы, возникающие внутри ЕС, должным образом обеспечить процесс Brexit и обеспечить стабильный рост. Мы должны выбраться из миграционного кризиса, который побудил появление направленных против ЕС сил и проявление ксенофобских настроений в нашей стране, а также укрепить доверие к ведомствам ЕС, обеспечивая более эффективные и прозрачные механизмы принятия законов. Члены ЕС, по мнению Ушацкаса, должны оставаться едиными в политическом плане, поскольку только если они будут едины, они будут сильны. Нельзя забывать, что Москва как раз-таки пользуется возникающими внутри ЕС проблемами, чтобы ослабить надежность модели ЕС.

Во-вторых, мы всеми силами должны защищать наши ценности. Очень важно, чтобы страны-члены ЕС и Брюссель прилагали огромные усилия для борьбы с российской пропагандой, дезинформацией и вмешательством в дела других стран. Но и этого мало.

Важно помнить, что внести раскол и ослабить ЕС Россия может пытаться и пользуясь бизнес-интересами. Учитывая нашу зависимость от российского газа, мы не должны забывать, насколько для нас важна энергобезопасность. Проект газопровода Nord Stream II не отвечает целям ЕС, связанным с разнообразием поставок энергоресурсов. Мы должны проявлять бдительность, когда пытаются заключить бизнес-сделки, и поднимать вопросы, связанные с режимом санкций и масштабными стратегиями ЕС. Мы должны громко говорить о наших ценностях, когда замечаем случаи нарушения прав и свобод человека. Говоря об этом, Ушацкас напомнил слова правозащитницы Людмилы Алексеевой: "Скажите Брюсселю, чтобы не оставлял российских людей".

В-третьих, ЕС, не колеблясь, должен поддерживать систему, в основе которой лежат международные правила, а также требовать у других отчета по соблюдению Хартии ООН и правил ВТО, а также различных конвенций Совета ЕС.

В-четвертых, мы должны прилагать еще больше усилий для решения украинского конфликта. Пока он продолжается, будет очень сложно нормализовать отношения. Уже самое время ЕС включиться в Нормандский формат – переговоры четырех стран, в которых участвует Германия, Франция, Украина и Россия. Если свой украински представитель есть в США, то почему его нет у ЕС? ЕС должен не только добиваться решения конфликта на востоке Украины, но и оказывать больше помощи Киеву, который идет по пути судебной и экономической модернизации и пытается воевать с коррупцией. Очень важно обеспечить постоянную поддержку со стороны Запада и поддержку граждан Украины, которые хотят идти по пути, ведущему в Европу.

Мы должны не только признать стремления Украины, связанные с ЕС, но и указать путь к членству в ЕС. Из нашего опыта мы знаем, что перспектива стать членом действует как стимул при осуществлении реформ. Если Украина не будет уверена в своем геополитическом положении, то она останется уязвимой для возможных попыток дестабилизации ситуации со стороны России, а это, в свою очередь, отрицательно влияет на отношения ЕС и России. Если бы Украина успешно восстановилась бы после конфликта, то это значительно укрепило бы стабильность в регионе, кроме того, это стало бы отличным примером для жителей России.

В-пятых, мы должны сотрудничать с Москвой в тех сферах, где наши интересы совпадают. Это и дискуссии о ядерной программе Ирана, в которых Россия принимала деятельное участие, и санкции ООН в отношении Северной Кореи, и конфликты в Сирии, Ливии и Афганистане. Будущее России, конечно же, в руках самих россиян. Они сами должны решить, кем хотят быть: европейцами, азиатами или каким-то промежуточным звеном, связующим эти две идентичности.

Если после 2024 года или быть может раньше, они решат выбрать европейский путь, мы должны будем поддержать их. Но мы все же должны ясно сказать, что путь в Европу ведет через Киев, и вступить на него можно только, уважая выбор Украины добиваться членства в ЕС и придерживаясь приемлемых для Запада принципов безопасности. Сконструированная внутри России демократия тут не поможет.