Террористические акты в Барселоне и Камбрилсе, совершенные предположительно сторонниками "Исламского государства", и приведшие к гибели 14 человек и более сотни пострадавших, в Испании предвидели давно и пытались предотвратить. Для этого в последние десятилетия принимались многочисленные превентивные меры.

В результате оперативных действий раскрывались подпольные группировки, арестовывались десятки потенциальных террористов. Однако всего этого оказалось недостаточно. Эксперты полагают, что дело не только в том, что любые теракты в крупных городах трудно предотвратить. На антитеррористической борьбе в Каталонии, в частности, негативно сказалась политика региональных властей, взявших курс на отделение региона от Испании.

В последние десятилетия Каталония стала местом компактного проживания выходцев из мусульманских стран, особенно из стран Магриба и Пакистана, отмечает газета АВС. По ее данным, здесь проживает около полумиллиона мусульман или более 20 процентов всех приверженцев этой религии, живущих в Испании. Большинство мусульман являются людьми законопослушными.

Однако определенный процент исповедует радикальные взгляды, считает газета. Она же приводит мнение Центра борьбы с оргпреступностью и терроризмом МВД Испании, который отмечает, что наплыву мусульман способствовал курс региональных властей. В Каталонии мигрантам, к примеру, выплачивают высокие пособия и предоставляют жилье, а процедура выдачи вида на жительство значительно упрощена.

То, что в Каталонии живет много мусульман — не случайно. Быстрорастущая каталонская экономика нуждается в дешевой рабочей силе. После не особо успешных попыток привлечь рабочую силу из Польши, правительство Каталонии открыло рекрутинговый офис в Касабланке. В итоге все больше марокканцев переезжают в регион на северо-востоке Испании.

Радикализация мусульман

Не так давно в испанском издательстве Angle Editorial была опубликована книга журналиста-исследователя Жофре Монтото под названием "Джихадизм. Угроза радикального исламизма в Каталонии". Она основана на материалах испанских и американских спецслужб, отслеживавших в последние два десятилетия ситуацию в этом регионе Испании. Монтото называет Каталонию "центром европейского джихадизма", утверждая, что именно здесь — в маргинальных кварталах Барселоны и других городов — отмечена наибольшая концентрация и активность радикально настроенных мигрантов-мусульман.

При этом они не только исповедуют ненависть ко всем "неверным", идеи всемирного джихада, но и вербуют из своей среды боевиков, которые затем направляются в "горячие точки": Афганистан, Ирак и Сирию; собирают деньги и готовят фальшивые документы для террористов. Здесь же находят пристанище и укрываются лица, разыскиваемые за участие в международной террористической деятельности. Через Каталонию, тайно, транзитом, нередко направляются в Европу боевики из Азии, Африки и Ближнего Востока.

Фактически, как утверждает Жофре Монтото, джихадисты превратили Каталонию в свою тыловую базу. Известно, что, к примеру, Мохаммед Атта, главарь террористов, совершивших нападение на США 11 сентября 2001 года, пользовался паспортом, который был похищен и подделан для него в Барселоне. Документами, присланными из Каталонии, пользовались и участники крупномасштабной террористической акции в Мумбаи в 2008 году. Здесь же, в Каталонии, некоторое время укрывались террористы, совершившие взрывы в мадридских электричках в 2004 году.

Успешная, но недостаточная борьба

После теракта 11 марта 2004 года, устроенного международными террористами в мадридских электричках, в результате которого погибло около 200 человек и более 1,5 тысячи получили ранения, в Испании были приняты усиленные антитеррористические меры. Были реорганизованы правоохранительные органы, особенно подразделения, непосредственно занимающиеся антитеррористической борьбой. Только с 2012 года в Барселоне и области был арестован 71 экстремист. Все это до сегодняшнего дня помогало предотвращать какие-либо теракты и в Каталонии, и в Испании в целом.

К примеру, в 2008 году группа пакистанцев во главе с Махруфом Ахмедом Мирзой, имамом расположенной в Барселоне мечети Тарика ибн Зияда, попыталась совершить теракт в метро каталонской столицы. Планировалось, что террористы-смертники приведут в действие "пояса шахидов" в час-пик в толпе пассажиров. Взрывчатку они готовили и хранили в мечети. Взорвать метро не получилось — один из членов группы сообщил о готовящемся теракте в полицию. Главарь и еще 11 заговорщиков получили от 8 до 14 лет тюрьмы.

Между тем, как отметил в беседе с DW представитель Гражданской гвардии (жандармерии), в последние несколько лет в работе силовых структур в Каталонии наметились определенные трудности. Они объясняются курсом местных властей на обретение независимости от Испании. Так, деятельность Гражданской гвардии, которая располагает наиболее действенными антитеррористическими подразделениями, в регионе затруднена. Отсутствует надлежащая координация Гражданской гвардии с местными силовыми структурами. Последние неохотно обмениваются своими оперативными данными.

История Аль-Андалуса

Однако просчеты испанских властей можно найти не только в борьбе с исламистским экстремизмом, но и в его профилактике. "Каталонское правительство хвалится мультикультурной атмосферой Барселоны", — пишет журналист Игнасио Цембреро в своей книге "La Españade Alá" ("Испания Аллаха").

Но в действительности оно делает очень мало для интеграции мусульманских иммигрантов. Барселона — единственный крупный город в Европе, в котором нет большой мечети. А заявки на строительство некрупных мечетей в городе регулярно отклоняются. Вместо этого городская администрация выдает разрешения на строительство молельных домов в менее привлекательных промышленных районах. Непросто обстоят дела и с организацией уроков по религии для мусульман в школах.

Немалую роль в этом вопросе играет история Аль-Андалуса: под этим названием Испания существовал почти 800 лет с 711 по 1492 годы во времена мусульманского владычества. Здесь кроется одна из причин, почему до сих пор испанская сторона отвергает предложения из обеспеченных стран Персидского залива о постройке мечетей.

"Испания, в том числе Каталония, весьма привлекательна в глазах арабов, — пишет Цембреро. — Для них не одно и то же: инвестировать нефтедоллары в мечеть в Берлине, в городе с одной из крупнейших мусульманских общин в Европе, или же в Барселоне, которая с 801 года была частью Аль-Андалуса".

Двойная идентичность — двойной конфликт

Для многих представителей второго и третьего поколения мусульманских иммигрантов непросто разобраться с этим внутренним конфликтом, понять, из-за чего напряжены отношения между страной происхождения их родителей и их новой родиной, как совместить религиозность внутри семьи и преимущественно светское окружение. В Каталонии данный конфликт в два раза острее, ведь на него накладывается соперничество между испанцами и каталонцами. Эта двойная идентичность усложняет интеграцию иммигрантов, считает Цембреро.

"Мы наблюдаем в Каталонии не только особенно высокую концентрацию джихадистских движений, но и общество, расколотое вопросом идентичности", — пишет в свою очередь эксперт по терроризму Фернандо Рейнарес. По его мнению, из-за этой двойной и недостаточно определенной идентичности мигрантам особенно сложно интегрироваться. И зачастую они не могут понять, должны ли они ощущать себя испанцами или каталонцами.

Неслучайно, пишет Рейнарес, в обоих регионах нередко происходят попытки вербовки со стороны джихадистов. Джихадизм обещает молодым мигрантом ту четкую идентичность, которую они не могут найти в сложных реалиях Каталонии и Испании.