В обширном документе примерно половина из 184 страниц посвящена России; на этих страницах перечислено все то, в чем американские политики обвиняют Москву — действия в отношении Украины, покушения на кибербезопасность США и других стран и попытки повлиять на исход выборов, поддержка Башара Асада в Сирии, коррупция, нарушения прав человека и прочее — и упомянуты все принятые до сих пор акты и указы о санкциях.


Главное в новом законе — то, что он лишает президента возможности отменять санкции против России без разрешения парламента.

Поводом для разработки этого законопроекта послужили туманные заявления Дональда Трампа о готовности наладить отношения с Россией, заключив с Владимиром Путиным некую "хорошую сделку", а также обвинения в адрес России во взломе компьютеров Демократической партии и попытках повлиять на исход выборов. Москва эти обвинения последовательно отвергает.


Призрак Джексона и Вэника


Трамп, если ему захочется отменить санкции в отношении какого-либо человека или компании, должен будет просить разрешения конгресса, убедительно обосновав свою просьбу. Обоснования должны быть следующими:

  • это соответствует интересам национальной безопасности США;
  • данное физическое или юридическое лицо более не причастно к нарушениям, за которые вводились санкции;
  • в случае с "украинскими" санкциями — доказательства, что Россия исполняет Минские соглашения.


"А конгресс может и отказать", — говорит американский юрист Брюс Маркс, специализирующийся на отношениях западных фирм с фирмами из бывшего Советского Союза.


По словам Маркса, эта возможная консервация режима санкций беспокоит западные компании прежде всего энергетического и финансового секторов, в том числе и его клиентов.


"Такая же проблема была с поправкой Джексона-Вэника: санкции ввели против Советского Союза за то, что он чинил препятствия желающим эмигрировать евреям, но они действовали еще очень долго после того, как Советский Союз прекратил существование", — напоминает Маркс.


Эту же параллель проводят и многочисленные российские критики нового американского закона.


Новые санкции — возможны, но не обязательны


Закон не вводит впрямую никаких новых санкций и не обязывает президента их вводить.
Хоть в названиях двух из 17 разделов и фигурирует словосочетание "обязательное введение санкций", во всех пунктах, где говорится о действиях президента после вступления закона в силу, используются выражения "shall impose" или "may impose" ("введет" или "может ввести" санкции), и ни то, ни другое в американском юридическом языке не означает, что президент обязан это делать.


Далее законопроект должен пройти голосование в верхней палате конгресса США, сенате, после чего президенту Трампу предстоит решать, подписывать его или же наложить на него вето.


В сенате, по практически единодушным прогнозам политиков и экспертов, никаких проблем с принятием этого закона, уже согласованного обеими партиями, не будет.


Трамп и его администрация долгое время сопротивлялись принятию этого закона, но в воскресенье Белый дом подал признаки изменения позиции.


Подпись Трампа почти гарантирована


"Администрация поддерживает жесткую позицию в отношении России. особенно в части применения санкций. Изначальный вариант закона был плохо написан, но мы поработали вместе с Палатой представителей и сенатом, администрация довольна этим сотрудничеством и внесенными поправками, и мы поддерживаем законопроект в нынешнем виде", — сказала в телеинтервью в воскресенье новый пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс.


Известный российский американист Михаил Таратута почти полностью уверен, что в нынешней политической ситуации Дональд Трамп будет вынужден подписать закон, поскольку за него — подавляющее большинство в обеих палатах парламента, и конгрессмены легко преодолеют вето президента. Для этого нужны две трети голосов.


"Президент будет в полном дерьме — в полном абсолютно, если не подпишет этот закон. Он вступит в конфронтацию с конгрессменами и — новый шум, новые крики, новые помои на его голову, и без того его слабые позиции ухудшатся, включая рейтинг, отношения с законодателями и так далее", — сказал Таратута Би-би-си.


"Трамп этот закон подпишет, если его примут. Выступать против этого закона ему совершенно не с руки в силу бесполезности, — согласен директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта МГУ Юрий Рогулев. — Если будет голосование квалифицированным большинством — две трети — то никакого смысла накладывать вето нет, потому что, согласно конституции, Конгресс при такой ситуации спокойно может второй раз голосовать вопреки вето и все равно закон принять".


Закон предусматривает возможность введения новых санкций против инвесторов из любой страны за участие в сооружении российских экспортных трубопроводов — хотя опять-таки не обязывает президента вводить такие санкции.


Кроме того, в разделе о помощи в обеспечении энергетической безопасности Украины прямо упоминается необходимость, с точки зрения американских конгрессменов, противодействовать строительству газопровода "Северный поток — 2" из России по дну Балтийского моря в Германию.


Возможность санкций против европейских компаний, участвующих в этом проекте, очень обеспокоила Евросоюз, и Европейская комиссия уже в среду планировала обсудить, как Европе реагировать на этот шаг американцев.