”И вам не кажется подозрительным, что они [присяжные] три дня думали? Что там думать? 26 вопросов”, — сказал Дадаев.

Бывший офицер вновь заявил, как и на суде, о своей невиновности. ”Если бы я совершил это преступление во имя Аллаха, то первый бы сознался, признательные показания дал под пытками. Мне сказали, что я отсюда не выйду, друга моего убили при задержании [Беслан Шаванов]. И мои друзья-братья себя оговорили [Анзор и Шадид Губашевы]”, — сообщил обвиняемый. Он также снова сообщил, что при задержании его пытали и избивали.

Кроме того, Дадаев рассказал, что доволен работой адвокатов, а также заявил, что власти Чечни ”не должны его защищать”. По его словам, он не общался с Рамзаном Кадыровом, Алибеком Делимхановым, Русланом Геремеевым (экс-глава батальона ”Север”, где служил Дадаев) и ”не имеет к ним никакого отношения”. ​

”Но чеченские власти могли бы прийти в суд и сказать, что меня не отправляли, но статус, наверное, не позволил. Поймите, я офицер, я не идиот совершать это преступление прямо напротив Кремля”, — сказал Дадаев.

В конце июня присяжные Московского окружного военного суда признали виновными всех фигурантов дела, в том числе Заура Дадаева, в убийстве оппозиционера Бориса Немцова. За виновность Дадаева проголосовали десять присяжных: они признали, что фигурант лично застрелил Немцова, а до этого вел переговоры о вознаграждении и установил наблюдение за политиком.

При этом сторона семьи Немцова считает, что преступление не было раскрыто, и полагает, что организаторов убийства нужно искать ”среди высших должностных лиц как Чеченской Республики, так и Российской Федерации”.

Борис Немцов был застрелен поздно вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. Следствие пришло к выводу, что речь идет о заказном убийстве, за которое исполнители получили не менее 15 млн руб. Пятеро предполагаемых исполнителей были задержаны в марте того же года, их возможный соучастник Беслан Шаванов погиб при задержании, подорвавшись на гранате.