• Туманные перспективы правительства тори
  • Макрон не даст авторитарным режимам погубить Европу
  • Не все рады погорельцам из Гренфелл-тауэр

"Некомпетентность и неспособность управлять государством"


Больше всего британскую прессу по-прежнему волнуют внутренние политические процессы. Теперь, когда речь королевы состоялась и сессия парламента открыта, газеты публикуют аналитические материалы, авторы которых рассуждают на тему — что же дальше?


Конечно, издания разного политического толка по-разному оценивают ближайшее будущее Великобритании. Daily Telegraph, например, публикует статью под заголовком "Смелее, госпожа Мэй: правительство меньшинства жизнеспособно".


Автор публикации, бывший член парламента от Лейбористской партии Дэвид Оуэн напоминает, что в свое время премьер-лейборист Джеймс Каллаган сумел вместе со своей партией выпутаться из очень непростой политической ситуации, так почему бы нынешнему премьеру не сделать то же самое?


По словам Оуэна, никто из лейбористов в тот момент, а дело происходило в 1970-х годах, не верил, что правительство продержится хоть сколько-нибудь. Главный урок, который автор статьи вынес из той ситуации, заключается в том, что избиратели ждут от парламента солидарности в их выборе.


В разное время этот выбор — разный. Тогда, в 1970-х, от лейбористов ждали, что они проведут обещанный референдум по вопросу об участии Британии в общеевропейском рынке и поступят в соответствии с результатом.


Сегодня британцы проголосовали за "брексит", и это главное, что их сейчас интересует. Причем это основной вопрос как для сторонников выхода, так и для противников. Все, что нужно сейчас Терезе Мэй — подготовить соответствующий договор к октябрю 2018 года.

Такой дедлайн установил главный переговорщик по "брекситу" от ЕС Мишель Барнье.


Если тори успеют это сделать, то в конце марта 2019 года Великобритания сможет формально выйти из Евросоюза. А не этого ли хотели избиратели?


Останется ли Тереза Мэй премьер-министром на этот период, решать только Консервативной партии и никому другому, считает Дэвид Оуэн. "Продержится ли она все это время? По моему опыту 1974 года, я с некоторыми оговорками отвечу "да", — пишет политик-лейборист.
Однако автор газеты Times Иан Мартин в своей колонке не дает Мэй ни одного шанса на успех.


"Когда, казалось бы, хуже уже быть не может, консерваторы окончательно теряют репутацию из-за своей некомпетентности и неспособности управлять государством", — пишет автор.


Консервативная партия Великобритании известна как самая старая и наиболее часто избираемая политическая сила в истории, напоминает Мартин. Согласно статистике, это действительно так. Этот факт, пишет автор, создал в умах избирателей представление, что тори, несмотря на допускаемые ими ошибки, всегда знают, что делают, когда приходят к власти. Но это ложное представление.


Автор Times выражает надежду, что если кто-то в стране до сих пор так и считал, то события последних дней должны были раскрыть им глаза.


Одно только то, что консерваторы ищут поддержки у ирландской Демократической юнионистской партии, демонстрирует, насколько они запутались.


В прошлом году примерно в это же время консерваторы пригласили в нашу жизнь "брексит", а потом не знали, что с этим делать. Сейчас — досрочные выборы и снова тупик. Не объявить ли летнюю сумятицу в рядах консерваторов таким же ежегодным мероприятием, как выставка цветов в Челси, королевская регата Хенли или скачки в Аскоте, насмешливо предлагает Иан Мартин.


По мнению автора Times, главная проблема сегодня заключается не в правительстве меньшинства — так или иначе оно будет функционировать и осуществлять "брексит". Проблема внутри самих консерваторов. Задумавшись о смене своего лидера, они оказали бы большую услугу и самим себе, и всем остальным.


"Европа — не супермаркет"


Несмотря на "брексит", британская пресса живо интересуется судьбой ЕС, которую неразрывно связывает с удачами и провалами президента Франции. Пока дела у так эффектно ворвавшегося в большую политику Эммануэля Макрона идут не очень, полагают британские газеты.


"За одну неделю Макрон потерял четырех министров", — гласит заголовок Financial Times. Скандал с финансированием, в центре которого оказалась центристская партия президента, не совсем понятные кадровые перестановки и затеянные Макроном изменения в рабочем законодательстве, что всегда болезненно проходит в любой стране, — все это, полагает газета, отодвигает на неопределенный срок те обещанные преобразования, которые подкупили избирателей во Франции и завоевали сердца жителей остальной Западной Европы.


"В погоне за победой на выборах он [Макрон] просмотрел те тревожные сигналы и претензии к нему, которые не вчера появились. Но дальше это оказалось невозможным", — цитирует FT Франсуа Байру, бывшего министра юстиции, покинувшего кабинет Макрона.


На внешнеполитической арене дела обстоят совсем иначе. Молодого президента по-прежнему считают тем лидером, который способен привести Евросоюз к обновлению, который изменит все старое и придумает новое.


Guardian вместе с семью другими европейскими газетами была приглашена на беседу с французским лидером и опубликовала подробный отчет об этой встрече.


Сидя на террасе в саду Елисейского дворца, окруженный флагами Франции и Евросоюза, Эммануэль Макрон выглядел очень решительным и уверенным в себе, пишет издание.
Он рассказал журналистам, что строит большие планы в отношении Европы и опирается, главным образом, на поддержку Германии.


"Демократия родилась в Европе. США любят свободу так же, как и мы, но у них нет такой же любви к справедливости. Европа — единственное место в мире, где личные свободы, дух демократии и социальная справедливость так тесно переплетены. Вопрос в следующем: преуспеет ли Европа в защите тех важных ценностей, которые она дала миру, или же будет низвергнута поднимающими голову псевдодемократиями и авторитарными режимами", — цитирует Guardian Эммануэля Макрона.


В этой связи разговор коснулся его взаимоотношений с некоторыми мировыми лидерами — в частности, с Владимиром Путиным, посетившим Париж в мае.


"Я уважаю Путина. Мы провели конструктивную беседу. Мы во многом не согласны друг с другом, в частности, в вопросе Украины, и он знает мою позицию", — рассказал Макрон журналистам.


В том, как Россия действует в Сирии, президент Франции винит США, в первую очередь то, что Барак Обама провел красную черту в вопросе о применении химического оружия, но не предпринял никаких действий, когда эта черта была перейдена. "Это развязало Путину руки для дальнейших действий. Он увидел, что имеет дело с людьми, которые устанавливают границы дозволенного, но не защищают их", — считает Макрон.


Новый французский президент добавил, что будет разговаривать со всеми уважительно, но никогда не пойдет на компромисс в том, что касается европейских принципов солидарности и демократии. Хотя, пишет Guardian, он прекрасно понимает, что Европа не однородна и понятия ценностей не везде одинаковы.


Государствам Восточной Европы и отчасти Центральной придется уважать то, что во Франции или в Германии называют демократией.


"Европа — не супермаркет, у нее общая судьба. Она становится слабой, если кто-то изнутри отказывается от ее общих принципов. Европейские страны, не уважающие правила, должны будут столкнуться с политическими последствиями. И это не только спор между Востоком и Западом", — заявил Эммануэль Макрон.


Начать подобные преобразования, уверен президент, можно только приведя в порядок свою страну, ее экономику и общество. И хотя за внутрифранцузские дела он взялся не лучшим образом, это только начало, говорят многие аналитики. Именно такого лидера ждала Европа, и именно такого партнера ждала Ангела Меркель.


Слишком дорогой дом


Уже много было написано о том, что оставшиеся в живых после пожара в жилом доме Гренфелл-тауэр будут переселены в фешенебельное здание в сердце района Кенсингтон.


Пока речь идет о 68 квартирах с одной, двумя и тремя спальнями в строящемся жилом комплексе в Южном Кенсингтоне. Так решили власти, после чего со всех сторон прозвучали возгласы одобрения.


Однако в своем свежем номере Guardian, единственная из всех британских газет, представляет совсем иную точку зрения в колонке, которая так и называется — "Смешанная реакция".


Собеседниками газеты стали люди, которые купили квартиры в том же комплексе. Некоторые из них считают решение властей несправедливым.


"Мы заплатили огромные деньги, чтобы здесь жить, и мы много трудились, чтобы их заработать. Теперь сюда же переедут все эти люди, которые к тому же не будут платить за обслуживание дома", — сказала женщина по имени Мария.


Другой жилец дома Ник, снимающий однокомнатную квартиру за 2500 фунтов стерлингов в месяц, тоже обеспокоен этой ситуацией.


"Кому по-настоящему принадлежали квартиру в Гренфелл-тауэр? Судя по всему, большинство квартир там сдавались. Теперь настоящие владельцы получат недвижимость здесь и снова будут сдавать их частным образом. А те люди, которые неофициально жили в башне во время пожара, нового жилья так и не получат. Мне очень жаль, что люди потеряли свои дома, но здесь тоже живут люди, которые купили свои квартиры и теперь будут наблюдать, как они падают в цене. Такой шаг откроет ящик Пандоры на рынке жилья", — уверен Ник.


Другой квартиросъемщик Эй-Джей, также снимающий однокомнатную квартиру за две с половиной тысячи фунтов, настроен более нейтрально.


"Мне здесь очень нравится, отличная инфраструктура — спортзал, бассейн, SPA, кинотеатр. Портье 24 часа. Здание хорошо построено и хорошо поддерживается. Недавно у меня возникла проблема с кондиционером, и она была решена за полчаса", — цитирует молодого человека Guardian. Его друзья тоже жили в Гренфелл-тауэр, он активно помогал пострадавшим и считает, что все должны быть равны.


Рабочий, стелящий паркет в еще недостроенной части комплекса, албанец Эдмонд считает, что никого сюда не переселят. "Сходите, посмотрите, какие там автомобили стоят, — посоветовал он корреспонденту Guardian, указывая на подземную парковку жилого комплекса. — Поверьте мне, миром правят деньги. Чтобы такие люди жили в таком доме? Да никогда!"