"Никакой опалы я не чувствую. И вообще с оптимизмом смотрю на то, что теперь я, наконец, могу заняться конкретными делами, которые люблю и которыми вообще-то давно занимался, но так, знаете, урывками", — сказал он.

Слухи о том, что причиной отставки стало его несогласие с присоединением Крыма к России, Иванов назвал ахинеей.

"Некоторые вообще писали, что меня президент освободил от должности, потому что я был против вхождения Крыма в состав России. Ну, идиоты, что я могу сказать. У нас, слава богу, свободная страна, говорить и писать можно все, что угодно, и я за это двумя руками. Но надо понимать, что свобода писать и говорить все, что угодно, автоматически предполагает, что можно частично говорить и писать любую ахинею, к этому надо просто критически относиться", — прокомментировал Иванов.

Иванов заверил, что "не устал", что "никаких проблем со здоровьем нет", и объяснил последние кадровые перестановки необходимостью "менять людей во власти", а также соответствующими договоренностями с главой государства. "Я прекрасно понимаю, что, скажем так, моя физиономия уже многим надоела, что в окружении Путина и вообще во власти надо менять людей, что нельзя бесконечно сидеть на одних и тех же должностях", — сказал чиновник.

Он добавил, что, насколько ему известно, у президента претензий к его работе в качестве главы администрации и на предыдущих должностях не было. Новая работа, по словам Сергея Иванова, "конечно, поспокойней", но "и теперь отпусков много не будет". "Главное, я теперь могу сконцентрироваться на вполне определенных вещах", — подчеркнул он.

Сергей Иванов при этом обратил внимание, что по-прежнему остается сотрудником администрации президента, продолжает практически в ежедневном режиме общаться с бывшими коллегами, в том числе с Антоном Вайно, который последние пять лет был заместителем главы администрации Кремля. Он еще раз выразил уверенность, что Вайно "идеально подходит для новой должности по своим деловым и личным качествам". По словам Иванова, "контакт остался" и с президентом Владимиром Путиным, хотя это общение теперь не такое интенсивное как прежде. "Я остался постоянным членом Совбеза, поэтому как минимум каждую неделю мы видимся", — добавил он.