"Фактическая монополия России на ультрафиолетовую астрономию в мировом масштабе может создать проблемы ученым, которые работают на неподконтрольных Москве территориях, — объясняет автор статьи Дэвид Экс. — У России, в отличие от США, нет установки на свободное распространение астрономических данных. Но может случиться еще хуже: если проект "Спектр-УФ" провалится, а "Хаббл" через четыре года — пять лет упадет на Землю, то возможности продолжать свои исследования истоков человечества могут лишиться все ученые, где бы они ни работали".

По словам историка Анатолия Зака, специалиста по российской космической программе, ультрафиолетовые космические телескопы — это один из "классических инструментов астрономии" наряду с телескопами, работающими в инфракрасном, микроволновом и видимом диапазоне, передает NEWSru.

Устройства инфракрасного и видимого диапазона имеют военное применение — стоит навести их в сторону Земли, и вот вам спутник-шпион. Ультрафиолетовые телескопы, напротив, предназначены исключительно для науки. Атмосфера Земли блокирует большую часть ультрафиолетового излучения, так что УФ-датчики способны что-либо увидеть только в том случае, если они обращены в сторону космоса, говорится в материале, который цитирует InoPressa.

Обнаружение и анализ испускаемого звездами ультрафиолета "может многое рассказать о происхождении звезды, ее особенностях и судьбе — и стать источником сведений о происхождении самого человечества", отмечает Экс.

По расчетам НАСА, "Хаббл" может продержаться на орбите до 2030-х годов, но даже при условии "достаточного финансирования ремонтных работ" ресурса его компонентов хватит лишь до 2020-х. У США "есть планы по созданию нового ультрафиолетового телескопа, который должен быть запущен в 2030-х", но эти планы пока расплывчаты, пишет Экс.

Российский "Спектр-УФ" разрабатывается с 1980-х годов. В 2014-2015 годах проект был на грани свертывания. "Экономика России сокращается, а это означает сильное урезание бюджета для всех организаций, которые не ведут войну на Украине и в Сирии", — отмечает журналист. Тем не менее в декабре 2015 года Россия, к удивлению Зака, заявила, что программа "Спектр-УФ" будет продолжена, и выделила на ее финансирование 127 млн долларов.

Такой поворот, по словам журналиста, стал неожиданностью не только из-за финансовых проблем России, но и из-за того, что РФ "сама своими действиями в мире сильно навредила разработке "Спектра-УФ", говорится в статье. В разработке телескопа изначально были задействованы США, Великобритания, Испания, Германия и Украина.

"После того как в начале 2014 года российские войска вторглись на Украину, Киев отозвал поддержку, — пишет автор. — Лишившись доступа к украинской высокотехнологичной промышленности и не имея возможности закупить высокотехнологичные компоненты у внутренних поставщиков, Москва заключила контракт на покупку новейших датчиков с британской фирмой… Однако британская фирма закупала компоненты у американских компаний, а Госдеп США после аннексии Крыма запретил этим компаниям продавать в Россию новейшие технологии, даже через посредников и сугубо гражданского назначения".

"В том, что касается исследовательского аспекта программы "Спектр-УФ", Мадрид и Берлин разрешили своим ученым продолжить сотрудничество с российскими коллегами, но это не значит, что страны Европы готовы продавать России высокотехнологичные компоненты, — продолжает Экс. — По словам Зака, России, возможно, удастся купить датчики в Китае или разработать их самостоятельно. Однако на отладку комплектующих у китайских и российских фирм могут уйти годы, то есть введение "Спектра-УФ" в эксплуатацию состоится позже 2021 года. И даже в этом случае замена американским датчикам, вероятно, не сможет сравниться с ними по чувствительности".