31 августа Газпром на Восточном экономическом форуме подписал с европейскими энергокомпаниями обязывающее акционерное соглашение по строительству газопровода Nord Stream 2. Монополия будет владеть контрольным пакетом, немецкие E.On и Wintershall, австрийская OMV и англо-голландская Shell получат по 10%, французская Engie — 9%.

Кроме того, Газпром неожиданно вернулся к сделке по обмену активами с немецкой BASF (материнская компания Wintershall). Переговоры по ней начались еще в 2012 году, но в конце 2014 года она была остановлена по инициативе немцев, хотя Еврокомиссия дала свои разрешения. За две недели до этого Газпром отменил проект South Stream, а уже этой весной глава компании Алексей Миллер в Берлине заявил, что если ЕС хочет уйти от отношений взаимопроникновения и взаимозависимости в газовой сфере, то и Газпром будет менять свою стратегию. На рынке это заявление восприняли как отказ от политики выхода на конечного потребителя в Европе, которую Газпром вел десять лет.

Но сделка свидетельствует и об изменении позиции BASF. По словам источников издания, знакомых с ситуацией, немецкая компания затормозила сделку, поскольку "она была невозможна в тех политических условиях". "В прошлом году BASF была очень осторожна и не собиралась идти на конфликт с политическим руководством Германии из-за отношений с Газпромом — видимо, сейчас такого конфликта нет", — замечает один из собеседников.

Само по себе подписание соглашения акционеров по Nord Stream 2 уже свидетельствует о том, что в ЕС, как и прежде, нет единой позиции ни по отношениям с Газпромом в целом, ни по наиболее острому сейчас вопросу транзита газа через Украину, пишет издание.

"Крупнейшие энергокомпании Британии, Франции, Германии и Австрии подписались под проектом, реализация которого если не прекращает, то минимизирует транзит газа через страну, которую политически все эти государства продолжают поддерживать", — пишет издание. Соглашение идет вразрез с позицией Брюсселя: по мнению вице-президента ЕК Мароша Шефчовича, никакие газопроводы в обход Украины не нужны.

Оно также выглядит как дискриминация южных стран ЕС, которым в прошлом году США и Еврокомиссия помешали построить South Stream. Теперь же предлагается строить газопровод, который при мощности 55 млрд кубометров в год принесет миллиарды долларов транзитных платежей не Болгарии и Венгрии, а Германии и Чехии. Кроме того, практически весь российский газ будет приходить в Европу через Германию, что обеспечит немецкие газопроводные компании стабильными денежными поступлениями на десятилетия.

Собеседники издания согласны с тем, что очень важной окажется позиция США. "Сейчас ведутся очень важные для ЕС и Германии переговоры с США по трансатлантическому договору о свободной торговле (TTIP), в ходе которых Вашингтон предлагает поставлять в Европу свой газ", — отмечает научный руководитель Германо-российского форума Александр Рар, добавляя, что "США выступали и против первого Nord Stream, но все было построено".

По мнению главы Совета по внешней и оборонной политике Федора Лукьянова, США мало что могут сделать — восточной политике Германии уже полвека, и "всегда, когда речь заходила о ее прямых интересах, Германия добивалась своего". "Немцам придется отвечать на неприятные вопросы, но не факт, что они собираются полностью лишать Украину транзита. Скорее всего, они постараются сделать так, чтобы разрыв Газпрома с Киевом не был резким", — полагает он.

Мария Белова из Vygon Consulting считает, что важность соглашения по Nord Stream 2 в том, что теперь можно начинать аргументированный диалог, на какой срок целесообразно сохранить минимальный транзит через Украину (8-10 млрд кубометров в год). Впрочем, по словам источников в отрасли, уже при падении транзита ниже 40 млрд кубометров в год эксплуатация украинской ГТС нерентабельна и Киеву придется консервировать часть системы.

Напомним, на сегодня российский энергетический рынок переживает далеко не лучшие времена. В прошлом году была остановлена реализация проекта Южный поток, проблемы Газпром также испытывает с проектом Сила Сибири, тормозится строительство Турецкого потока.