"Чтобы проявить уважение к президенту Латвии и латышскому народу и чтобы информация была донесена, Валерия написала письмо на латышском языке. Надеемся, что президент даст правовую оценку действиям МИДа, которая будет честная и справедливая, как это принято в суверенных и демократических странах", — рассказал корреспонденту Пригожин.

Валерия попала в черный список министерства иностранных дел Латвии за поддержку аннексии Крыма и критические отзывы о политике Киева. Вместе с ней там оказались Иосиф Кобзон, Олег Газманов, актеры Михаил Пореченков и Иван Охлобыстин.

Возвращаясь к формулировке, а именно, "способствование подрыву территориальной целостности и суверенитета Украины", которая используется (министром иностранных дел Латвии) Эдгарсом Ринкевичсом в качестве основания для внесения меня в список лиц, въезд которым в Латвийскую Республику запрещен, могу с уверенностью заявить, что я никогда не выступала за агрессию и конфронтацию между странами", — говорится в письме Валерии.

По словам певицы, Латвия — это страна, которая стала свидетелем ее восхождения на музыкальный Олимп, "мой творческий путь начался именно в Юрмале в 1987 году".

"Учитывая данные обстоятельства, прошу Вас как главу государства на основании принципов справедливости и доброй совести, закрепленных в Конституции Латвии, дать оценку действиям министра иностранных дел Эдгарса Ринкевичса", — резюмирует в письме Валерия.

"В письме мы ссылаемся на нарушение норм национального латвийского законодательства и международных норм. В ближайшее время будет подан иск в Верховный суд Латвии об отмене решения министра иностранных дел о запрете въезда на территорию страны", — сказал в эфире радиостанции "Говорит Москва" адвокат певицы Сергей Жорин.

Президент Латвии ответит в течение месяца
Президент Латвии Андрис Берзиньш даст ответ на официальное письмо певицы Валерии в течение 30 дней, сообщила журналистам пресс-секретарь главы балтийского государства Лига Крапане.

"Согласно законодательству Латвии, нам дано 30 дней, чтобы отвечать на письма. Так что сегодня никакого ответа быть не может. Как это дело будет продвигаться дальше — пока неизвестно. Но на все письма, которые мы получаем, мы даем ответ", — сказала Крапане.