Жительница поселка Рассыпное, что на востоке Украины. Инна Игоревна поняла, что случилось нечто страшное, когда вернувшись домой она увидела в крыше летней кухни огромную дыру.

”Во двор вышел сынишка и прокричал в ужасе, что на полу лежит тело”, — вспоминает она.

”Голова была частично под кроватью. Видны были короткие волосы, но так как на теле были брюки, я сначала было подумала, что это мужчина. Оказалась — женщина”.

Женщина летела самолетом малайзийских авиалиний рейсом МН 17, направлявшимся из Амстердама в Куала Лумпур. Самолет был сбит над городом Торезом 17 июля, все 298 находившихся в самолете пассажиров и членов экипажа погибли.

Обломки взорвавшегося в воздухе самолета, багаж и трупы попадали на поселки и поля Восточной Украины. На одно только Рассыпное пришлось 39 тел, из них одно рухнуло на крышу кухни Инны Игоревны.

Во двор местного детского садика упало тело девочки-подростка, к счастью, дети в тот момент находились внутри.

Еще больше тел упало на поля соседней деревни Грабово, там же до сих пор лежат основные обломки самолета.

Хотя все тела и большая часть багажа были быстро вывезены с полей, произошедшее в небе над их деревней никуда не делось из сознания сельчан.

Многие столкнулись с жутчайшими вещами, всеобщему ощущению безопасности был нанесен удар. Кто-то не мог спать по ночам еще долгое время.

”После падения самолета мой мальчик наотрез отказывается спать один в своей комнате”, — рассказывает Лариса, мать 11-летнего Данилки.

”Как-то шла к автобусной остановке и увидела на обочине розовую игрушку”, — говорит жительница Грабово Надежда Александровна.

Жители деревни оставлены один на один со своими травмами после авиакатастрофы. Здесь на территориях Восточной Украины, контролируемых боевиками-ополченцами, и слыхом не слыхивали о специалистах по работе с населением, попавшим в кризисную ситуацию.

Крушение самолета оказалось лишь прелюдией к кошмарам сельчан. До этого печального события война была где-то далеко, но через неделю после украинские подразделения подошли к подступам к Рассыпному: оно стало фронтовой полосой.

”Мы почти три недели прожили в погребе. На улицу выходили, только чтобы приготовить еды”,- говорит проживающая здесь Лилия.

Как и везде на территории подконтрольной ополчению, местное население обвиняет в минах и ракетах появившиеся украинские подразделения. Очевидно, что с противоположной стороны тоже прилетело достаточно неразорвавшихся боеприпасов.

Шестеро местных погибли.

Многие были вынуждены бежать.

Сейчас украинским войскам пришлось отступить, но, как сообщается в отчете голландских специалистов, место вблизи падения самолета по-прежнему слишком опасно для проведения расследования.

В погребах людям есть время порассуждать насчет случившегося, ведь не получается отключиться на ежедневную рутину.

”Ведь мы тогда сразу же после катастрофы начали искать в Интернете информацию о случившемся”, — говорит Лилия.

Еще до прихода фронта из интернета стало ясно, что местных обвиняют в грабеже трупов, якобы с валявшихся тел были сняты деньги и украшения.

Никто не знает, кто и откуда были копошившиеся на поле люди. Место падения самолета находится в самом центре бедной Восточной Украины. Однако засевшим в погребах людям начало казаться, что их считают во всем мире чуть ли не бессердечными варварами.

”А это было так обидно! Наша вера запрещает нам воровать — живой ли, мертвый ли”, — говорит житель Грабово, отказавшийся представиться.

По своему собственному мнению, жители Грабово и Рассыпного сделали все возможное.

Тела в Рассыпном были укрыты и оставлены дожидаться следователей, в местной церкви прошла панихида по безвинно убиенным.

Мы встретили Надежду Александровну, когда она возвращалась с почты — ходила за пенсией. Она собственными глазами видела, как в 50 метров от ее дома на землю рухнул самолетный трап. Тогда она бросилась в поле, чтобы помочь, если там был кто из выживших.

”Мы бы хотели, чтобы родственники приехали сюда. Вместе помянули бы, может, поставили бы памятник какой, — говорит Лариса. — Это была жуткая трагедия. Здесь ощущаешь, что идет война, хотя вот мы не очень понимаем зачем. Но ведь в том самолете многие даже и не знали о существовании Донбасса”.

Очень характерное мнение для местных жителей. Вся эта территория контролируется боевиками-ополченцами, которые препятствуют работе комиссий по расследованию прчин трагедии.

Крыша кухни Инны Игоревны теперь починена — помог ее старый работодатель, шахта.

”Она пролежала здесь целые сутки, пока за нею не пришла машина. Там уже было 25 трупов. Мой был восемьдесят шестым”, — говорит женщина.

Она ни разу не взглянула в лицо покойницы.

”Долго мучалась по ночам. Все думала про ее семью. Может быть, у нее были дети”.