Жители охваченных войной регионов Украины в интервью DELFI рассказали о том, что они пережили в последние месяцы и о своем видении происходящего. Стараясь как можно меньше касаться политики, они поделились рассказами, как именно на их жизнях сказались военные действия на востоке Украины.

Жительница Донецка Юлия с ужасом вспоминает 20 августа, когда ее мать зашла в магазин, рядом с которым разорвался снаряд.

”Она вышла и видит — 10 трупов… У мамы был шок… Она в истерике просила папу уехать, он бросил работу и они уехали. Естественно, выплат социальных никаких нет. Люди элементарно выживают, многие бросили все, работу в том числе и уехали…. Разрушается инфраструктура города, в нем нет ни одной целой школы. А ведь у нас в городе численность населения больше миллиона, вдумайтесь только!”, — сокрушается женщина.

”22 июля впервые стреляли по нам, в первый же день очень много людей осталось без квартир, были повреждены газопроводы, линии связи, были пожары. Людей пострадало мало, так как мы несколько дней тренировались в относительной безопасности, то после первого выстрела жильцы всех квартир собирались в убежище буквально за 2-3 минуты”, — в интервью DELFI рассказал житель Луганской области Андрей.

Андрей из Первомайска: детям интересно посмотреть на ”дядек с автоматами”

Первомайск. Фото с сайта https://vk.com/club74649718

Андрей (фамилия DELFI известна) — житель Первомайска, города в Луганской области, расположенного примерно в 70 км на запад от Луганска.

”В детстве слушал рассказы ветеранов о войне, читал книжки о войне, учил в школе историю — и никогда в голову ни приходила мысль, что сам стану очевидцем событий, которые наверняка войдут в учебники истории”, — расскзывает Андрей.

По его словам, после победы Майдана и позорного бегства руководства Украины во главе с президентом, практически каждый житель города пережил шок. Тысячи людей были разочарованы и морально разбиты.

Андрей говорит, что многие были даже рады такому исходу, появилась некая надежда на изменения к лучшему. Но с другой стороны существовали и те, кто искренне сожалел о произошедшем. Те, кто начали верить страшилкам о фашистах, Правом секторе, головорезах, о том, что перестанут платить пенсии, зарплаты, что закроют шахты и тому подобным вещам. Стали проводиться митинги, активисты стали требовать у мера Первомайска и депутатов отказа подчиняться Киеву, чтобы налоги не перечислялись в центр, стали звучать призывы к автономии, федерализации.

Он констатитурет, что цифры, которые приводила городская власть, показывавшие, что город более половины денег получает из Киева, что мы просто не зарабатываем достаточно средств для автономной жизни, никого не интересовали.

”Например, по пенсиям наш город собирал около 120 миллионов гривен в год, а выплачивалось около 300 миллионов, разницу компенсировал центр. Но наши люди решили требовать развода, несмотря ни на что. Тем более что общественное мнение здорово подогревалось. Уж не знаю, кто стоит за событиями в Одессе 2 мая 2014, но накануне ”референдума” они хорошо подтолкнули людей идти и голосовать за независимость”, — рассказывает Андрей.

По его словам, еще до этого, примерно в апреле на дорогах появились блокпосты, на которых стояли вооруженные люди. Первое время это беспокоило, но люди быстро к ним привыкли. Одна знакомая Андрея даже брала с собой на работу сына подростка в соседний город, так как ему было интересно посмотреть на ”дядек с автоматами”. Несмотря на это, даже после референдума, даже при наличии вооруженных людей жизнь рядового гражданина не очень сильно изменилась.

”Где-то шли бои, мы смотрели по телевизору на Славянск, даже принимали у себя беженцев оттуда и собирали им помощь, из-за взорванного железнодорожного моста у нас перестали ходить поезда, но мост был далеко, а железнодорожная станция была в соседнем городе и там поезда ходили по другой ветке — короче говоря, несмотря ни на что, май и июнь прошли относительно спокойно, город продолжил жить своей жизнью, с небольшими поправками. И тогда война казалась чем-то далеким, непостижимым, что показывают только по телевизору”, — рассказывает житель Первомайска.

Однако июль 2014 года кардинально все изменил. Боевые действия стали неотвратимо приближаться, ополченцы бросили Славянск, армия очень быстро взяла Артемовск, подошла к Попасной — в 10 километрах от Первомайска. Середина июля: бои в Попасной и город взят.

”Мы уже стали слышать вдалеке канонаду, уже начали летать над головами самолеты. Приехали беженцы из Попасной — мы им с соседями собрали продукты, немного одежды — отнесли. Смотрим и не верим — рассказывают, что в дома попадают снаряды, что вылетают окна, что они остались без жилья. В тот вечер мы вернулись в свои уютные квартиры, но в сердце поселилась настоящая тревога”, — говорит Андрей.

Накануне в город приехало много ополченцев, друзья Андрея звонили ему каждый час — где-то видели машину с вооруженными людьми, где-то пушку повезли, а где-то во дворе сидят автоматчики. В спешном порядке они с соседями расчистили подвал под домом, отнесли туда стулья, одеяла, воду, запас продуктов. Собрали сумки с самым необходимым — документы, смену белья, лекарства, зарядки к телефонам.

Летели в подвал, от ужаса мало что соображая

Первомайск. Фото с сайта https://vk.com/club74649718

”И вот наступил роковой день, который можно считать началом конца — 18 июля 2014 года. Пятница, которая навсегда останется в моей памяти. За соседней пятиэтажкой стали звучать громкие взрывы, заработала зенитка. Стреляли от нас те самые ополченцы, которые приехали накануне. Это мы уже потом научились различать, когда стреляют от нас, а когда стреляют по нам, где миномет, а где зенитка. Но в тот момент мы летели стремглав в подвал, от ужаса мало что соображая”, — говорит молодой мужчина.

Через пару часов, когда все затихло, они по-тихоньку повыползали из подвалов, увидели, что разрушений нет, немного пришли в себя и успокоились. Осознали, что стреляли не по ним, что свет, газ и интернет никто не выключил. И на следующий день даже работали почти все магазины.

”Мы тогда не понимали, что уже оказались в ловушке. Автобусы больше не ходили, ополченцы не везде пропускали личный транспорт. Да и ездить на своем автомобиле было сложно — во первых не работают заправки, нет бензина, а во вторых — если машина дорогая, ее запросто могут конфисковать на нужды ”революции”. Моментально опустели полки магазинов — люди разгребли всё что можно”, — свидетельствует житель Первомайска.

Но тем не менее они заранее сделали запас продуктов, воды и купили необходимые лекарства. Четыре дня стреляли только "от них", ответных снарядов не прилетало. И люди даже немного расслабились — когда начинали стрелять, в подвал шли вразвалочку, посмеиваясь над теми кто бежал быстро.

”22 июля вернуло нас в реальный мир — в тот день впервые стреляли по нам, в первый же день очень много людей осталось без квартир, были повреждены газопроводы, линии связи, были пожары. Людей пострадало мало, так как мы несколько дней тренировались в относительной безопасности, то после первого выстрела жильцы всех квартир собирались в убежище буквально за 2-3 минуты”, — говорит Андрей.

Мы погрузились в каменный век

Первомайск. Фото с сайта https://vk.com/club746497180

С этого дня и начался кошмар, который длится уже месяц, говорит житель Первомайска. Еще несколько дней после этого было электричество — они могли готовить еду на электроплите, заряжать телефоны и пытаться дозвониться к родным. Сигнал стал появляться только на уровне второго этажа. За водой ходили на соседнюю улицу, где была скважина, но когда снаряды повредили линии электропередач — насос больше не смог работать.

”И мы погрузились в каменный век — без света, воды, газа, еду готовили на костре у входа в подъезд, ночевали в подвале, так как стрельба стала идти практически круглосуточно, да еще осознавая, что без заряда телефоны выключатся максимум через 3-4 дня и мы окажемся в полной изоляции. Из-за стрельбы не было возможности пойти даже в соседний двор и посмотреть на разрушенные квартиры друзей и соседей. Не говоря уже о том, чтобы покинуть город. Поразительно, что пока была возможность, уехали лишь единицы. Остались семьи с маленькими детьми, беременные, инвалиды — все в обнимку сидели в подвале, рядом наши кошки и собаки. И под грохот взрывов надеялись на лучшее”, — делится воспоминаниями Андрей.

Он констатирует, что при помощи друга смог вывезти семью из города. Томарищи буквально чудом угадали момент передышки после ночного обстрела, которая позволила покинуть блокадный Первомайск.

”31 июля в 5 утра я покинул свой близкий и родной моему сердцу Первомайск. Уже три недели нахожусь в другой области Украины, в безопасности. Снял квартиру, работа связана с интернетом, так что тут без проблем. Получился лишь недельный перерыв, пока я пересиживал в подвале.

Хочу домой, но, судя по фото и видео из города, там перспектив не будет. Да и нет ощущения, что все быстро закончится. Хотя в такое время предсказывать будущее, так же как и рассуждать о политике — дело не благодарное. В любом случае планирую зиму пересидеть. Мне 25 лет и в принципе жизнь впереди, можно попробовать устроить ее и в другом городе, но дома есть дома. А беженцем быть совсем не хочется”, — завершает свой рассказ бывший житель Первомайска.

Жительница Донецка: мама вышла из магазина и видит — 10 трупов

Жительница Донецка Юлия (фамилия DELFI известна), говоря о событиях последних месяцев, еле сдерживает слезы и с трудом подбирает слова. Женщина недавно встречалась со своими родителями, которые чудом остались живы.

”Они у меня чудом живы остались и, слава богу выехали из Донецка. Что тут сказать… Все разъехались, а сам город стал похож на руины. У меня родители последнее время жили так: утром встали — и слава Богу, потом днем кое-как на работе, работа пешком недалеко, а к вечеру — все возле бомбоубежища. И ночь без сна…”, — рассказывает Юлия.

Женщина с ужасом вспоминает о 20 августа, когда ее мать зашла в магазин, рядом с которым разорвался снаряд.

”Она вышла и видит — 10 трупов… У мамы был шок… Она в истерике просила папу уехать, он бросил работу и они уехали. Естественно, выплат социальных никаких нет. Люди элементарно выживают, многие бросили все, работу в том числе и уехали…. Разрушается инфраструктура города, в нем нет ни одной школы целой. А ведь у нас в городе численность населения больше миллиона, вдумайтесь только!, — сокрушается женщина.

”Страшно очень. Война в XXI-ом веке на территории развивающегося государства! Никто не верил… Вот сейчас надо ехать, возвращаться, поскольку заканчиваются средства, а куда ехать? Света нет, вода по ниточке с перебоями, газа нет… Никаких условий для жизни… Бомбят по всему городу — со стороны объездных трасс, откуда-то из лесов.. Ни один банкомат не работает… Город сейчас напоминает Припять… страшно очень”, — сбивчиво рассказывает женщина, чуть не плача.

Донецкая область: когда ребенок слышал ”бахи”, я называла это громом

Reuters/Scanpix

Марина (фамилия DELFI известна) проживает в городе Харцызске, примерно в 20 км от Донецка.

По ее словам, в последнее время ситуация в области только усугубляется: на выезде из города стали установлены блок-посты — укрепления из мешков с песком с людьми в камуфляже и с оружием. Позже там появились окопы, противотанковые ”ежи”. Движение на блок-постах разрешено в пределах 5 км/час. Водитель обязан остановиться и по просьбе открыть багажник, бардачок, показать документы.

”Первые месяцы АТО была от нас далековато, так что основной проблемой для моей семьи были эти посты, к которым, если честно, довольно быстро привыкаешь. В это время перестала функционировать милиция, так что любые преступления оставались на бумаге (заявлении). Многие предприниматели лишились своего бизнеса, отбирались частные машины — полное беззаконие. Через время, правда, ДНР стала подчищать свои ряды и даже расследовали беспредел, который творили сами же участники этого формирования”, — рассказывает женщина.

По ее свидетельству, когда командир ополченцев Игорь Стрелков сбежал из Славянска и переместился в Донецк, события стали разворачиваться весьма стремительно: начали закрываться брендовые магазины, ювелирные магазины. После ограбления нескольких машин, прекратили свою работу транспортные компании.

”Мой муж по работе часто мотается в Донецк, теперь это стало делать небезопасно. Люди с автоматами беспрепятственно ходили по городу, ездили в общественном транспорте, совершали покупки на рынке. На блок-постах усилили досмотр, стало больше людей. К счастью, мой ребенок, слишком маленький еще, ему 2.8 года, так что ему все происходящее объяснять не нужно. Когда АТО стало приближаться, он слышал ”бахи” и спрашивал о них. Я называла это громом и переводила тему… После того, как в городе стали летать тепловые ракеты, сбрасываемые с самолетов украинской армии, мы выехали за пределы города”, — рассказывает украинка.

По ее словам, новости по телевизору она не смотрит, почитывает записи на местном форуме, где очевидцы описывают события, а также харцызскую группу в социальной сети.

”Как я вижу ситуацию? С одной стороны есть наемники и добровольцы из местных, которые воюют за непонятные и преступные в моем понимании идеи. Профессиональные политтехнологи на славу поработали над умами людей. Многие верят в независимость и экономическую стабильность ДНР, а также внезапно воспылали ненавистью ко всему, что связано с Украиной”, — сетует женщина.

С другой стороны, говорит она, есть огромное количество военных (срочники, добровольцы, военизированные отряды и т.д.) при минимальной поддержке грамотного командования. По ее мнению, именно они разрушают города.

”17 августа был обстрелян мой родной город. Ни один существенный для военных объект не был затронут, при этом разрушены и сожжены дома, выбиты стекла, люди получили осколочные ранения. У меня там сейчас родители, и за них очень страшно. На наш дачный участок (в соседнем городе Макеевка) прилетали снаряды, разрушили людям заборы, попадали в огороды…”, — рассказывает Марина.

Женщина винит во всем происходящем в первую очередь ДНР, однако не может закрыть закрыть глаза на то, что украинская армия ведет боевые действия в густонаселенных городах. ”Журналисты центральных каналов, принадлежащих олигархам, подливают масло в огонь, и разжигаю ненависть в людях… Я не знаю, когда и чем это все закончится, однако простить центральной власти все происходящее не смогут не только сторонники, но и противники ДНР”, — заключает свой рассказ Марина.