"Она — светская львица и завсегдатай различных телешоу, своего рода русская Пэрис Хилтон: становление Ксении Собчак происходило в путинскую эпоху. Ее отец был политическим ментором бывшего и очевидно будущего главы российского государства. Она, в свою очередь, многим обязана самому влиятельному политику в государстве", информирует Нингуйзен.

"Когда моего отца предали, Владимир Путин стал тем, кто помог ему и спас", — заявила однажды в одном из интервью Ксения. И как же удивились те, кто пришел на акцию протеста против фальсификаций на декабрьских выборах: на сцену в джинсах, без каблуков и в простой белой куртке вышла Ксения Собчак, а за ней висела растяжка "За честные выборы". "Мой отец, Анатолий Собчак", — начала было она — и тут же ее слова утонули в шуме неодобрительных свистов и возгласов. "Иди домой", — советовали ей протестующие", информирует читателей обозреватель немецкой газеты.

"Многие в этот момент увидели в ней противоречивую фигуру, символ системы Путина. Однако возможно, Ксения Собчак — всего лишь самый известный представитель сотен тысяч жителей страны, которые несколько последних недель борются с самими собой.

В течение многих лет Путин был неприкасаем, а народ мирился с управляемым политической рукой обществом, угодным Кремлю телевидением и таким понятием, как "суверенная демократия". И теперь в одночасье после парламентских выборов эта казавшаяся устойчивой конструкция пришла в движение, гоня архитекторов, пенсионеров и студентов на улицу", — пишет Нингуйзен.

"Пришло время дискуссий, раздвоенного сердца, мужества и сомнений, однако вместе с тем и расчета — кто знает, куда подует ветер. Сторону демонстрантов заняла писатель Людмила Улицкая, рок-музыкант Юрий Шевчук всегда был мятежным духом. А Ксения Собчак? Она пытается быть и лояльной, и непокорной. Непростая роль", — констатирует комментатор.