Недавние исследования преподавания эстонского языка показали, что количество людей, заинтересованных в изучении государственного языка в течение следующих трех лет, фактически равно населению Нарвы. На то, что интерес к эстонскому языку и гражданству высок, указывает и недавно стартовавший в Министерстве внутренних дел проект гражданских договоров. Даже без широкой рекламы 420 человек среднего и пожилого возраста по всей Эстонии, особенно в Таллинне, зарегистрировались на этот проект.

Курсы эстонского языка доступны не только перед выборами. Конечно, не всем государство предоставило возможность учить язык бесплатно, несмотря на то, что люди ожидают именно этого. Вторая проблема заключается в том, что бесплатные курсы эстонского языка организовываются различными министерствами и учреждениями и заинтересованным людям порой сложно ориентироваться в этой неразберихе. Парадоксально, но крупнейший организатор курсов эстонского языка — Касса по безработице, куда могут обратиться и трудоустроенные люди. Бесплатные курсы предоставляются Фондом интеграции, который по идее в прошлом году мог бы стать координатором всего обучения эстонскому языку.

В дальнейшем непременно необходимо учитывать несколько обстоятельств. Бесплатные курсы эстонского языка — недешевое удовольствие. В скором времени средства, выделенные ЕС, закончатся, и Эстонии предстоит значительно больше вносить свой вклад. Курсы должны проводиться на высоком уровне, быть достаточно объемными и не должны быть лишены культурных и, скажем прямо, мировоззренческих элементов. Было бы вполне уместно, если бы каждый эстонский гражданин посетил Эстонский национальный музей, замок Маарьямяэ и не торопясь прогулялся по новому мемориальному комплексу.

На самом деле, владение эстонским языком непрерывно улучшается, особенно среди молодежи, и сейчас востребованы отнюдь не только курсы начального уровня. Мы все больше нуждаемся в курсах категории C1 — самого высокого уровня владения языком. Только таким образом люди, родным языком которых не является эстонский, могут получить равные возможности наряду с эстонцами. А ведь именно этого мы и добиваемся, учитывая нашу консервативную миграционную политику. Наше общество явно отдает предпочтение своим людям (в том числе и тем, кто все еще находится в процессе изучения языка), а не новоиспеченным иммигрантам, хотя об этом не принято говорить прямо.

В Эстонии должно быть общество, где нет проигравших, и мы не можем позволить себе два параллельных социума. Для этого нам необходимы четкие и эффективные реформы в образовании, начиная с детского сада. Только так мы сможем гарантировать жизнеспособность нашего государственного языка. В год эстонского языка было бы разумно, скорее даже необходимо, подумать над тем, как это сделать, но решения будут приниматься уже после выборов.