Тут сходу можно заблудиться даже не в трех — в двух соснах. Во-первых, как писать имя главы украинского государства. Вроде бы, в русской транскрипции принято писать ”Пётр”. Ну, или Петр — без двух точек сверху. Это уж дело вкуса.

Но почему-то мы эстонское имя Пеэтер пишем так, как оно произносится в эстонском же языке. Или Петер по-немецки и Питер — в английском варианте. Здесь, на мой взгляд, явно ощущается ”комплекс старшего брата”: мол, чего из-за этих хохлов язык ломать?! Петр — он и на Украине Петр…

К слову, на мой взгляд, имеется и другая крайность, которая касается требований (!) украинской стороны непременно писать по-русски ”В Украине”. С чего бы это одна страна диктует другой, как на её — другой страны — языке следует склонять/спрягать существительные и/или глаголы и какие предлоги/союзы при этом следует употреблять? Хватит с нас уже двух ”н” в названии эстонской столицы…

Но, все-таки, если имя собственное какого-нибудь человека в его родной стране принято употреблять вот в ТАКОЙ форме, то с этим-то как раз следует считаться.

Но вернемся к ”двум соснам”

Будем считать, что с именами более-менее разобраться нам удалось. С Договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве несколько сложнее. То есть о какой вообще дружбе можно вести речь при тех, формулируя тактично, нюансах, которыми характеризуются сегодняшние отношения между двумя странами и народами?

Правда, на дипломатическом языке значение слов ”дружба, сотрудничество и партнерство” несколько отличается от того, что они обозначают на языке Пушкина и Гоголя (apropo!), однако не до такой же степени!..

Впрочем, оставим эти буквоедские придирки. Давайте по существу.

Действующие международные договоры — материя очень тонкая. Увы, сегодня мы вплотную подошли к рубежу, где начинает действовать поговорка ”где тонко, так и рвется”.
Не знаю, как вам, а мне лично становится по-настоящему страшно. Потому что расторжение (а прекращение действия, если без экивоков, и есть расторжение) Договора о дружбе — это фактически последний шаг перед расторжением уже дипломатических отношений. А это, в свою очередь, не что иное, как молчаливое объявление войны…

Правда, у России до сих пор нет мирного договора с Японией и полноценного договора о государственной границе с Эстонией, и ничего — как-то уживаются. С другой стороны, отношения между Россией и Украиной, как бы кто-то ни пытался доказать обратное, и без расторжения договоров, если не юридически, то по факту мало чем отличаются от состояния войны. Но бесконечное балансирование на такой грани, с постоянным добавлением факторов риска в виде расторгаемых де-юре или просто попираемых де-факто международных норм, как-то не добавляет надёжности и уверенности, да хотя бы просто легкомысленного оптимизма, нашему зыбкому миру.

Мне могут возразить: мол, у абсолютного большинства государств в мире вообще нет двусторонних договоров о дружбе и прочих приятных отношениях, но это не значит, что они находятся в состоянии войны. Оно, конечно, так, да только отношения между Россией и Украиной — это действительно что-то особенное, чему в мире практически нет аналогов. И даже если есть что-то отдаленно похожее (например, между США и Англией), то все-таки лишь отдаленно.

Мне как-то даже неловко напоминать о прописных истинах вроде крещения Киевской Руси, тысячелетие которого, по сути, монополизировала Московская патриархия. Или об известной максиме про ”Киев — мать городов русских”. Или о классиках русской литературы Николае Гоголе и Тарасе Шевченко. Правда, последний из них признан отдельно классиком и украинской литературы, да и про первого еще ведутся дискуссии, в какую национальную сокровищницу его поместить, но почетные места оба занимают именно в русской культуре вообще.

И дело ведь не в том, что ”у кого больше — тот и пан”. Просто здесь, как в Священном Писании, мы имеем дело с тремя ипостасями одного по сути народа. Как едины в сущности своей три лика одного Бога: Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святой, так же едины и три народа: украинцы, белорусы и русские, оставаясь при этом каждый — самим собой, со своим языком, культурой и обычаями. А сегодня — еще и со своим государством. Тут как в том анекдоте про преподавателя русского языка в грузинской школе: понять это невозможно, это надо просто запомнить.

Только прошу не воспринимать мои слова как попытку проповедовать всуе высшие религиозные ценности. Хотя не вижу в том ничего предосудительного, но не здесь и не сейчас, поскольку не имею к тому ни склонности, ни полномочий.

В гражданской войне победителей не бывает

В российско-украинском конфликте, помимо самих непосредственных участников, прямо или косвенно, в качестве посредников при ликвидации противостояния, задействованы ведущие мировые державы и ряд стран близлежащего региона. Но как бы велико ни было желание их лидеров помочь, ключей от этого сейфа всего два, и они находятся, соответственно, в Киеве и в Москве. И открыть сейф (он же — хрустальный ларец на вершине дуба в центре необитаемого острова в далеком море-океане, содержащий в себе утку с яйцом, в котором находится игла со смертью Кощея Бессмертного на кончике острия) можно, только одновременно повернув в двух скважинах оба ключа.

Русскоязычный сайт BBC News опубликовал по горячим следам события корреспонденцию под заголовком ”Инцидент в Керченском проливе: кто прав?”. На мой взгляд, неправомочна сама по себе такая постановка вопроса. В этом инциденте, как и вообще в российско-украинском конфликте, правых нет по определению. Здесь все виноваты. И в первую очередь — руководители обоих государств, их личностные амбиции. Тот самый случай: паны дерутся, а у холопов чубы трещат…

На днях мне довелось пообщаться с гастарбайтером из Украины, который покупал в магазине Maxima XXX уцененный из-за закончившегося срока годности батон и мягкую упаковку майонеза. Услышав характерную ”мову”, я не смог удержаться от профессионального любопытства и заговорил с ним. Оказалось, он приехал из Конотопа, где ”работы нема, грошей тоже нема…”. Все, что удается здесь заработать (как — это отдельная песня), высылает домой, себе оставляет буквально гроши. То, что он купил в тот вечер, — его завтрашний обед на стройке, где удалось найти временную работу.

- А сегодняшний ужин?
Он посмотрел на меня, как будто я заговорил на санскрите.

Довести имеющую богатые залежи полезных ископаемых и благодатный климат страну с работящим населением до такого состояния — это надо уметь…

Но и отжимать у соседа территории и акватории тоже не по-людски. Российский президент называет украинцев братским народом, но с братьями так не поступают — так поступают с братками. Несмотря на явное созвучие, это все-таки разные понятия.

Можно до хрипоты спорить, чей Крым исторически и юридически; можно приводить тысячи аргументов в оправдание ”антитеррористической операции” в Луганской и Донецкой областях и инцидента в Керченском проливе, каждая из сторон — в свою пользу. Но это все от лукавого. На самом деле в этой ситуации, как сказал когда-то про ссорящихся родителей трехлетний сын моего коллеги, ”оба — го…ны!”. Устами младенца…

…Я родился в Сибири, хотя мои предки по материнской линии родом из-под Чернигова. И — бывают же совпадения! — отцовская родня моей жены оттуда же, тогда как сама она родилась на Дальнем Востоке. И кто мы после этого: ”укропы” или ”ватники”? Сам я идентифицирую себя как ”ватник с укропом”. Или ”укроп в ватнике”, это кому как вкуснее…