Представьте, что у вас в доме начался пожар. Вы звоните в Спасательный департамент, и вместо того, немедленно получить помощь, вам нужно объяснить, какого типа машину надо прислать, где найти водителя и команду спасателей, какие средства тушения пожара им с собой захватить и т.д. По ходу выясняется, что в местном самоуправлении услуга тушения пожара доступна только, если на территории вашего дома есть пожарный гидрант и только по понедельникам. А в соседней волости пожары тушат по вторникам и четвергам. Если дом загорелся в неправильный день, то дела плохи — страховка покроет только 10 процентов от суммы ущерба. В принципе, если дом удастся разобрать, перевезти на другое место и заново собрать, то вы могли бы выбрать для себя место жительства, где услуги получше.

Абсурдно. Не так ли? Однако, почему-то именно такой подход к тушению социальных пожаров в Эстонии является нормой.

В будущей Эстонии такого быть не должно. Настало время покончить с ”лотереей почтовых индексов”, когда одни дети рождаются на территории самоуправлений, предлагающих хороший пакет услуг, другим везет меньше.

Если в семье рождается ребенок с особыми потребностями, или же взрослый человек по каким-то причинам становится инвалидом, то, по сравнению с этим, все остальное кажется второстепенным. Поэтому, каждый житель страны должен быть уверен, что государство его поддержит независимо от того, в каком регионе он живет.

Под национальной системой защищенности мы подразумеваем организацию социальных услуг на общегосударственном уровне, при которой решения принимаются как можно ближе к нуждающимся в помощи, а система предоставления услуг быстрая, гибкая и максимально простая. Именно такой подход предполагает Конституция, в 28-й статье которой говорится о том, что у человека, оказавшегося в сложной ситуации, есть право на помощь государства, также государство поощряет добровольное попечительство и попечительство, осуществляемое самоуправлениями.Обратите внимание — речь идет о праве каждого на помощь именно со стороны государства, а помощь добровольная, либо со стороны самоуправлений — поощряется государством.

Какие еще аргументы нужны политикам? Утверждения, что якобы местное самоуправление располагает более полной информацией о всех нуждающихся в помощи, в 21 веке себя изжили и не соответствуют правде. У государства достаточно информации о каждом его жителе. Создание единой базы данных в 95 процентах случаях помогло бы оказать нуждающимся в помощи соответствующие услуги своевременно. В более сложных случаях (будь то приобретение каких-либо средств для людей с особыми потребностями, назначение пособия или оказание регулярной услуги) разрешению ситуации может способствовать местный соцработник.

К сожалению, на практике предоставление соцзащиты превратилось в попытки чиновников уйти от ответственности. Государственная власть свалила организацию социальной помощи на местные самоуправления, которые действуют, исходя их своих ограниченных ресурсов и на свое усмотрение. В принципе, каждое местное самоуправление само определяет, какие социальные услуги, в каком объеме и каким образом они будут оказывать.

Например, до административной реформы, в Пыльвамаа было две волости — они находились поблизости друг у другу и были приблизительно одинаковы по величине. Однако, у одной из них на социальные расходы приходилось 5,3 процента из бюджета, а у другой — более 15,3 процента. Все же остальные виды расходов были примерно на одном уровне. Неужели потребности в социальной помощи людей, проживающих в этих волостях настолько различны? Конечно, нет! Различными были приоритеты местных самоуправлений.

Родившаяся в кабинетах Министерства социальных дел идея создания дополнительного подразделения чиновников не является решением проблемы. Создание дополнительной бюрократической прослойки, скорее, только усугубит ситуацию. Поясню на конкретном примере.

В январе волостное собрание Пыльва было приняло 11 различных касающихся оказания социальных услуг постановлений и решений. С каждым из этих постановлений работали пара чиновников из соцотдела и два юриста. Волостная управа предоставила проекты постановлений на рассмотрение волостному собранию, затем документы отправили в комиссию по социальным делам, оттуда с поправками снова в волостную управу, а затем опять — на обсуждение в волостное собрание. Одиннадцать документов, десятки привлеченных к работе над ними людей, огромное количество рабочих часов. Теперь умножаем это на 79 (количество местных самоуправлений в Эстонии) и получаем некое представление, о том, каким образом расходуется часть ценных ресурсов, необходимых для организации социальной работы. Каким образом создание дополнительных отделов чиновников в каждом местном самоуправлении поможет решить проблему? Это хороший пример того, что 79 различных подходов к оказанию социальной помощи являются отдельной проблемой, а не ее решением.

Так зачем в 79 местных самоуправлениях проводить аналогичные бюрократические процедуры, тратить время и бумагу, если результат должен быть для всех жителей одинаковый, предусмотренный конституцией?

К сожалению, в реальной жизни качество услуг, оказанное, например, ребенку с особенностями развития, сильно зависит от решения руководителей местного самоуправления. В июне этого года стало известно, что по всей стране самоуправления не израсходовали несколько миллионов евро, предназначенные на оказание социальных услуг детям с особыми потребностями. Обосновали же самоуправление это тем, что им не поступило достаточного количества ходатайств на оказание соответствующих услуг. В то же время, Палата людей с ограниченными возможностями утверждает, что самоуправления зачастую не разъясняют людям их права и возможности на получение социальных услуг. Также многие самоуправления попросту не считают приоритетом помощь детям с особыми потребностями и их семьям и начинают что-то делать лишь тогда, когда родители очень жестко отстаивают права своих детей.

Сейчас все взаимодействие с госструктурами, в том числе местными самоуправлениями, ложится на плечи человека. Для инвалидов или родителей детей с особыми потребностями — это существенная дополнительная нагрузка. Получается, они должны справляться как непосредственно с проблемой, так и научиться получать полагающуюся им помощь. Иногда дети с особыми потребностями не могут получить необходимой услуги по месту жительства. Эти случаи еще раз доказывают необходимость организации оказания социальных услуг на государственном уровне.

Будучи старейшиной Пыльвамаа, я наблюдал случай, когда два самоуправления вели споры о том, которое из них будет оплачивать счет из приюта за детей, которые до этого остались без попечительства. В одном из самоуправлений в течение пары лет не интересовались, куда делась зарегистрированная на их территории многодетная семья, в другом — не хотели связываться с проблемной семьей.

При общегосударственной системе социальной защиты не было бы больше ”ваших” и ”наших детей”, не было бы плохих и хороших самоуправлений. У всех людей было бы чувство уверенности в том, что когда нужно, государство придет на помощь независимо от того, на территории какого самоуправления проживает человек.