Основные темы этой ”национальной карты” весьма традиционны, и одна из них — так называемые русские школы. Про полный перевод русских школ на эстонский язык обучения уже неоднократно высказывались реформисты, и ”Исамаа” спешит не отстать от них в этом вопросе. Эта партия могла организовать в парламенте дебаты ”государственной важности” на тему русскоязычного образования в любой момент в течение последних трех лет, но почему-то решила сделать это именно сейчас, менее чем за полгода до выборов.

Жаль, что для привлечения к себе внимания опять выбрана национальная тема. Рискну предположить, что дело в том, что другие — социальные, экономические, экологические темы — правым политикам до избирателей доносить сложнее, свежих идей в этих сферах нет, да и ”продаются” они не так хорошо, как т.н. национальный вопрос.

Печально было слышать, как за ликвидацию образования на русском языке выступает парламентарий Виктория Ладынская: ”Подчеркиваю: наша цель на сегодня — полный перевод на эстонский язык как детских садов, так и школ”. Но зато в ее позиции наступила определенность.

Из правых политических сил честнее всего подход к этой теме у партии ЭКРЕ: один из ее лидеров, Мартин Хельме, в своем недавнем интервью сказал, что ему все равно, что думают и считают русские люди, а все русскоязычные школы и детские сады партия ЭКРЕ намерена сделать полностью эстоноязычными, чтобы ассимилировать детей. С моей точки зрения, позиция отвратительная, но они хотя бы открыто о ней говорят.

В случае же с другими правыми партиями, боюсь, цель точно такая же, но вот они это прямо и открыто сказать не решаются, отсюда и разговоры о необходимости ”помочь” русским детям, лишив их возможности учиться на родном языке. Кто сегодня не дает этим детям при желании идти в эстонские школы и учиться там полностью на эстонском языке — я не знаю. Возможно, это знают члены партий ”Исамаа” и реформ.

Вспоминается и недавнее заявление председателя партии ”Исамаа” Хелира-Вальдора Сеэдера, который с ходу поделил детей в Эстонии на ”наших” и ”не наших” и объяснил, что ”наших” детей он никаким экспериментам подвергать не позволит. Предельно понятно, кто наши, а кто нет. Это, кстати, был его ответ на вариант совместного школьного обучения эстоноязычных и русскоязычных детей. Словом, продолжим сегрегацию, но при этом русским детям учиться на родном языке не позволим.

Кстати, если начать оперировать не лозунгами, а конкретными фактами, окажется, что провести такую реформу практически невозможно физически: нехватка преподавателей, владеющих эстонским языком, уже сейчас очень велика и усугубляется, причем как в русских, так и в эстонских школах. И взять массу дополнительных учителей в русские школы просто неоткуда. То же касается и методики преподавания, и учебных материалов.

Что до позиции центристов в этом вопросе, то это, по сути, единственная партия, которая: а) действительно интересуется мнением на этот счет самих русскоязычных детей и их родителей; б) выступает за их свободу выбора. Решать, в какую школу отдать детей, должны их родители, а не политики.

В Таллинне, например, есть несколько детских садов, куда эстонские и русские дети успешно ходят вместе, общаются, осваивают языки. Отдельные школы в столице так же пробуют подобный подход, и тоже вполне успешно. Может, будущее за таким вариантом, а не за тотальным переводом всего образования исключительно на эстонский, как того хотят правые политики?..

Проблема ведь состоит еще и в том, что, в погоне за голосами, на тему образования часто высказываются люди, которые мало что смыслят в этой сфере, тем самым вполне осознанно уводя вопрос из области педагогики в область политики. А это, с моей точки зрения, хуже всего.