Составляются и публикуются, какие-то в широком доступе, другие — для узкого круга специалистов, — чёрные, серые и прочих оттенков списки персон нон грата. Кого-то (из россиян) впредь не станут пускать к себе американцы, кого-то — европейцы, вместе и поврозь. Россия не остаётся в долгу и формирует перечни нежелательных лиц по всем окрестным странам, скопом и в отдельности.

Положа руку на сердце (и вообще на всё самое для меня дорогое), признаюсь: мне в принципе непонятно, для чего подобные списки создаются. Ну, разве что для того, чтобы хоть чем-то занять бесчисленные чиновничьи рати; а бюрократов во всех без исключения странах развелось нынче немерено. Вот и надо их к делу пристроить. А уж есть ли от того дела польза или нет её — это вопрос двадцать девятый…

Потому что если иметь в виду нежелательность появления той или иной персоны в, обратно же, той или иной стране, то у всякой страны для этого есть визовый режим, или на худой конец, таможенный контроль. А там, где их нет, они всё равно есть, просто рядовым товарищам или гражданам знать о том не положено. Так что кругом получается, что более-менее широкая публикация таких списков, или тонкие намёки на их существование, тема исключительно пропагандистская. Я бы даже сказал — идеологическая.

Есть такая игра — шашки. Принцип известный: кто у кого больше шашек срубит. Только если в шашках кто-то из двоих выигрывает (хотя бывает и ничья), то в этой игре выигрывающих нет по определению. Просто есть такой обычай, и надо его соблюдать, иначе тебя сочтут слабаком…

А может быть, поправить правила?

У этой игры свои правила: всякие там ”пропорциональные шаги”, ”симметричный ответ”, ”асимметричный ответ”, ”адекватные меры”, ”зеркальный ответ” и так далее. Что ж, правила есть правила. Хотя иногда их реализация вызывает удивление. Скажем, недавняя история со ”списком русофобов”, содержащим имена некоторых политических и общественных деятелей Эстонии, общим числом примерно двадцать, которым отныне запрещён въезд в Российскую Федерацию.

Удивление вызывает не сам факт появления этого списка; в конце концов, игра идет, надо соблюдать её условия. Удивляет наличие в указанном перечне некоторых имен.
Я ещё могу понять, как в этом списке оказался, скажем, председатель Свободной партии Андрес Херкель. Всё-таки член парламента, лидер какой-никакой политической силы, причём оппозиционной…

Или взять хотя бы экс-президента Тоомаса Хендрика Ильвеса. Правда, ему некоторый вес придаёт всего лишь его президентство, сильно при этом подпорченное приставкой ”экс”, но тем не менее…

Если честно, то в лишении этого персонажа возможности въехать в Россию я особого смысла не вижу. И вообще, если уж зашла речь о нём, то хочу порадовать читателей характеристикой, которую дал Ильвесу депутат Рийгикогу Михаил Стальнухин. Может, кто-то не читал его высказывания по поводу креативных геополитических инициатив бывшего главы нашего государства, пригрозившего России потерей таких городов, как Петербург, Омск и Томск; так я этот пробел восполняю.

”Я бы сказал, — пишет Стальнухин на портале stolitsa.ee, — что экс-президентство Ильвеса в данной ситуации не имеет никакого значения. Умному человеку, а не только бывшему главе государства, подобные высказывания не к лицу в принципе. Но Ильвес всегда был „пикейным жилетом” в трактовке Ильфа и Петрова, похоже, что им он и остался. Учитывая, как прозвучат его слова для слабо знающих географию: Россия атакует Эстонию, Эстония контратакует и вскоре после этого захватывает аж Омск и Томск, не говоря уж о Петербурге — это само собой разумеется. Хочу напомнить, что Ильвес в свое время наговорил глупостей на целую книжку (помните, как-то он ляпнул, что в Таллинне в советское время не было ресторанов и кафе; что между Италией и Испанией надо построить тоннель — это под всей южной Францией-то и т.д., и т.п.). Не слишком ли многого мы от него хотим? Кто сказал, что, перестав быть президентом, он обязательно станет умнее? (выделено мной, — В.И.)”. Так что в случае с этим гражданином российские антирусофобские санкции имеют скорее характер терапевтический…

Но вот что у меня вообще никак не укладывается в голове, так это включение в названный список действующих лиц, не имеющих на столь высокую честь ни малейших прав.

К сожалению, без того, чтобы назвать их имена, никак не обойтись, хотя уже это само по себе послужит им лишней рекламой. Но делать нечего: иначе непонятно, о ком речь.

А речь — о Сергее Метлеве, Евгении Криштафовиче и Евгене Цыбуленко. Я бы добавил сюда и, как говаривали в СССР, ”примкнувшего к ним” Калева Стойческу.

Этим актом МИД России как бы признаёт поименованных общественных деятелей фигурами, равными на шахматной доске политикам первого эшелона, пусть отчасти и бывшим. Тогда как в реальности это совсем не так. Они сами, давно и прочно, заняли своё место не на шахматной доске (это всё-таки интеллектуальная игра), а на арене — в роли, про которую герой песни в исполнении Аллы Пугачёвой печально сообщает: ”А мною заполняют перерыв”.

…Была когда-то такая газетная рубрика ”Если бы я был министром”, или директором, начальником и т.д. — в зависимости от масштаба влиятельности издания. Так вот, если бы я был главой российского внешнеполитического ведомства (чур меня, конечно!), то я бы вообще упразднил практику ”зеркального реагирования” в виде составления таких вот чёрных списков. А для Метлева со товарищи и вовсе учредил бы безвизовый въезд, так сказать, персональный режим наибольшего благоприятствования при пересечении границы с Россией.

Это был бы для институций, платящих таким общественным деятелям, повод задуматься: а не являются ли они засланными казачками? Так сказать, агентами иностранного влияния?

Вообще-то в русском языке это называется ”Делать из мухи слона”. Много слонов из многих мух…