До этого я был в Пайде единственный раз, летом 1971 года, когда много ездил по Эстонии автостопом. С тех пор ничего не запомнил, да там ничего и не изменилось: типичнейший тихий провинциальный городок с одной достопримечательностью: живописными развалинами замка Ливонского ордена. И вот что еще стоит знать: в Пайде родился крупнейший академический композитор современности Арво Пярт и погиб во время Ливонской войны главарь опричников Малюта Скуратов. Последнему, в свете затеянного фестиваля, можно при желании придать какой-то символический смысл.

Итак, ARVAMUSFESTIVAL проходил в Пайде во второй раз, причем, как утверждают, за год успел сильно подрасти. Придумала его, позаимствовав идею у шведов, молодая дама по имени Кристи Лийва — как мне показалось из короткого разговора с ней, имеющая здешние корни. Пайде, как известно, расположен в самом центре Эстонии, а фестиваль раскинулся в самом центре Пайде — аккурат среди развалин замка, вокруг отреставрированной восьмиугольной башни. Картинка обаятельная: каменные руины, зеленая травка, шатры и палатки. Дискуссионных шатров, поставленных различными партиями, организациями и частными компаниями — порядка тридцати. В палатках — книги, сувениры и закуски (мне понравилась вьетнамская лапша).

Все компактно, но не тесно; атмосфера милая и расслабленная. Не знаю, как в Швеции, но здесь людей было не особо много — я бы сказал, не более двух тысяч — и это при том, что вход был свободным. Тусовка получилась не столько "общенародной", сколько элитарной. Фактически, это был фестиваль активистов — политиков, журналистов, управленцев, экологов, инновативных предпринимателей и так далее — вплоть до детских педагогов.

И в этом смысле он очень полезен — эффект маленькой страны! — в одном месте можно встретить сразу всех, от топ-функционеров до богемы. Причем все абсолютно доступны! Скажем, мне хотелось познакомиться с Евгением Оссиновским — министром образования в нынешнем правительстве — и я без труда это сделал.

Впрочем, если бы не многочисленные знакомые, я чувствовал бы себя чужаком на этом празднике мнений. Эстонским языком я не владею, а русский и английский присутствовали в минимальных дозах — ни синхронного перевода (ну это я замахнулся!), ни анонсов в программе фестиваля. Дискуссий на русском языке тоже было мало — всего три за два дня, если я правильно посчитал. И это при том, что "русская" тема, как мне сказали многие здешние журналисты, поднималась в обсуждениях постоянно и в самых разных аспектах. Была даже специальная "Площадка интеграции", и вот какие вопросы там ставились:

- "Параллельные миры Эстонии — как дальше?" Тут речь о том, что большинство эстонцев и русских живут автономно друг от друга и пересекаться не собираются; можно ли и нужно ли такую ситуацию менять?
- "Что на самом деле мешает сближению?" Та же история, но более конкретно, на примере "программы интеграции".
- "Как гражданское общество защитит нас от внутренних конфликтов?" Не особо доверяя политикам и бизнесменам, преследующим свои интересы, можно ли рассчитывать на "неформальные" институты в преодолении разобщенности?
- "Что мы еще не пробовали?" Единственная дискуссия на русском языке — молодцы, что попробовали!

Днем раньше я тоже попрактиковался в полемике (слишком дружелюбной, как мне показалось) на родном языке: русская редакция газеты Postimees провела посиделки на тему "Новое поколение русских: между Россией и Западом". Говорить про русскоязычную молодежь Эстонии я не считаю себя вправе — я ее почти не знаю, а у российской молодежи география немного иная: скорее, между Западом и Северной Кореей… Тем не менее, высказал одно важное для себя соображение: не надо демонизировать российское население, приписывая ему едва ли поголовную агрессивность и кровожадность.

Выводы такие делаются, в первую очередь, на основании "социологических опросов", которые, действительно, показывают, что под 90% граждан России поддерживают политику оборзевших властей, 70% хотят воевать с Украиной и т.п. Верить этим цифрам нельзя — и не потому даже, что они могут быть подтасованы!

Дело в том, что атмосфера политического стресса в нынешней РФ мало отличается от брежневского СССР (я жил и там, и там — знаю). И вы себе представьте: 1982 год; приходят к вам домой социологи в штатском и интересуются — как вы относитесь к политике КПСС и лично Леониду Ильичу Брежневу? Одобряете ли братскую помощь народу Афганистана? И если вы только не отпетый диссидент, которому терять нечего — естественно, пробурчите "одобрямс"… Так же и сейчас — если вы не хотите больших и малых проблем на свою голову, то поставите галочку где нужно. А все увещевания про "анонимность" опросов… да кто же этому поверит!

В заключение хотел бы принести извинения: во время дискуссии я процитировал одну матерную речевку наших гопников, не зная, что идет видеосъемка, и ненормативное слово существительное оказалось в сети. Виноват! Но заметьте: на полянке перед шатром детей определенно не было… А в целом, фестиваль удался! Может быть, провести его и в Нарвском замке?