Сам Admiral Hipper был спущен на воду 6 февраля 1937 года в Киле, потом достраивался и в состав Военно-морского флота Германии вошел 29 апреля 1939 года. Свое название он получил в честь одного из руководителей германского флота во время Первой мировой войны адмирала Франца фон Хиппера (1863–1931).

В 1940 году Admiral Hipper участвовал во вторжении немцев в Норвегию. Потом в течение этого и последующего года неоднократно выходил в море на перехват конвоев антигитлеровской коалиции, возвращаясь либо в Германию, либо в порты Франции или Норвегии.

После боя 30 декабря 1942 года с английскими кораблями в Баренцевом море крейсер получил такие серьезные повреждения, что едва добрался до ближайшей базы в Норвегии. На этом участие корабля в войне закончилось.

Вопреки запрету Гитлера

Нас же больше всего интересует последний, пятый корабль в этой серии — тяжелый крейсер Lützow. Он был заложен 2 августа 1937 года на верфи фирмы ”Дешимаг” (DeSchiMAG) в Бремене и 1 июля 1939 года спущен на воду, но еще не доведенный до полной готовности. Крейсер был назван по имени барона Людвига фон Лютцова (1782–1833), одного из командиров Добровольческого корпуса германской армии, созданного во время войн с наполеоновской Францией.

Хотя с началом войны Гитлер запретил продажу недостроенных кораблей, в порядке исключения Lützow в результате переговоров с германской стороной советской делегации во главе с наркомом судостроительной промышленности И. Ф. Тевосяном 11 февраля 1940 года был продан СССР. Стоимость сделки составила 104 миллиона рейхсмарок.

31 мая 1940 года корабль был прибуксирован в Ленинград и пришвартован к причалу Балтийского судостроительного завода № 189. Значился он как тяжелый крейсер ”пр. 83” — до 25 сентября 1940 года, когда получил название ”Петропавловск”.

Первоначально, пока Германия оставалась союзницей СССР, в его достройке участвовала большая группа немецких специалистов во главе с контр-адмиралом Фейге, но в июне 1941 года, перед началом войны на Восточном фронте, все они под различными предлогами были отправлены назад в Германию. К этому моменту корабль был готов на 70-75%, но ни одна из запланированных работ до конца выполнена не была.

Расчетный экипаж был 1400–1600 человек, но к июню 1941 года недостроенный корабль был укомплектован значительно меньшей командой: офицеров — 20, старшин — 76, матросов — 136 (60 процентов штатного расписания). Его первым советским командиром был капитан 2-го ранга А. Г. Ванифатьев.

В трех километрах от противника

C началом войны для руководства подготовкой флота к обороне Ленинграда приказом наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова 5 июля 1941 года был создан штаб морской обороны Ленинграда (МОЛ) и Озерного района. Командиром МОЛ был назначен контр-адмирал Ф. И. Челпанов.

Наряду с другими задачами штаб МОЛ принял энергичные меры к ускоренному вводу в состав флота недостроенных и ремонтирующихся артиллерийских кораблей для их использования в обороне города. Одним из таких кораблей был и тяжелый крейсер ”Петропавловск”.

Все эти корабли были разделены на три группы. ”Петропавловск” входил в Западную группу, находившуюся в районе Морского канала и Ленинградского торгового порта.

С 17 июля по приказу командования МОЛ силами команды корабля и рабочими завода ”Большевик” были спешно введены в строй имевшиеся на корабле в носовой и кормовой башнях четыре 203-миллиметровых орудия, а также необходимые для их функционирования дизель-генераторы. В то же время с корабля сняли большую часть личного состава для формирования двух рот морской пехоты.

14 августа 1941 года корабль, находившийся в акватории торгового порта, был переведен буксирами от Лесного мола к стенке Угольной гавани, находящейся в 3 км от переднего края обороны противника. На следующий день на корабле впервые подняли советский военно-морской флаг, и он был включен в состав отряда новостроящихся кораблей Балтийского флота в качестве ”несамоходной плавучей батареи”. Командовал кораблем в эти дни капитан 3-го ранга А. К. Павловский. Артиллерийскими башнями руководили офицеры В. А. Сысоев и В. С. Елагин.

7 сентября корабль произвел первую стрельбу по танковой колонне у деревни Кипень на шоссе Таллинн — Ленинград. (Ныне там расположен корпус крупной птицефабрики.) Затем он сорвал наступление врага в районе Стрельны и села Старое Паново.

11 сентября на 22-м выстреле в носовой башне произошел разрыв левого ствола. Тем не менее, корабль продолжал стрельбу остальными орудиями.

13 сентября было сорвано наступление немецких полков 56-й пехотной дивизии у поселка Володарский. Всего же c 7-го по 17 сентября было произведено 40 артиллерийских стрельб и выпущено 676 снарядов 203-миллиметрового калибра.

16 сентября первый разорвавшийся у борта снаряд подорвал находящиеся на берегу постройки, до этого закрывавшие крейсер. Одновременно была разрушена береговая подстанция Угольной гавани, питавшая корабль электроэнергией.

На другой день с раннего утра противник вновь начал обстрел. Один из снарядов попал в корпус и вывел из строя последний источник электропитания корабля — генератор № 3. Прекратилась и подача воды в пожарные магистрали корабля.

В течение того дня в корабль попали еще 53 снаряда — это были и 50-миллиметровые противотанковые, и полевые — от 75 мм до 150 мм. Тогда же в корпус корабля попало от 8 до 12 сверхтяжелых 210-миллиметровых снарядов. Команда в тот день лишилась около 30 человек: 20 раненых и 10 погибших.

Сокрушая оборону врага

19 сентября в 13:00 корабль сел на грунт с креном на левый борт в три градуса и дифферентом на нос и на 1,5 метра погрузился в ил. От опрокидывания его удержала только стенка набережной и небольшая глубина гавани в этом месте.

Повреждения в отсеках оказались очень существенными. Площадь отдельных пробоин доходила до 2530 квадратных метров. На борту осталась лишь небольшая группа специалистов из электромеханической боевой части и несколько офицеров. С корабля были сняты все немецкие автоматы — один 37 мм спаренный и восемь 20 мм одноствольных, а также весь находящийся на корабле боезапас к ним. Все это было отправлено на Ладогу для кораблей Ладожской военной флотилии.

После обследования корпуса корабля было принято решение, что крейсер может быть поднят и приведен в боевое состояние. Командиром полузатопленного корабля назначили капитана 2-го ранга Ф. Ф. Тыршклевича.

К 10 сентября 1942 года удалось полностью восстановить водонепроницаемость корпуса. На следующий день произвели пробное всплытие крейсера, после чего корабль был снова посажен на грунт. Даже находившаяся в окопах на берегу часть личного состава команды корабля ничего не заметила, настолько скрытно была проведена эта операция. А в ночь с 16 на 17 сентября крейсер ”Петропавловск” окончательно всплыл и при помощи буксиров был переведен вверх по Неве к стенке Балтийского судостроительного завода.

На заводе корабль был окончательно приведен в боевую готовность и с 30 декабря 1942 года ”Петропавловск” под командованием теперь уже капитана 2-го ранга С. А. Глуховцева снова открыл огонь по гитлеровским укреплениям.

Правда, сведений о стрельбах корабля в период с декабря 1942 по 1943 год мы, к сожалению, не имеем.

В 1944 году крейсер принимал непосредственное участие в снятии блокады Ленинграда: 15 января в первые часы наступления советских войск им было произведено 250 выстрелов по позициям и укреплениям гитлеровцев в Дудергофе, на Вороньей горе, узлам коммуникаций у поселка Новый Виллози и Красного Села, наблюдательным и командным пунктам противника в Киргофе. В течение 10 дней, сокрушая оборону врага, крейсер выпустил 1036 203-миллиметровых снарядов (31 артиллерийская стрельба).

На его счету была одна треть всех выпущенных 2-й артиллерийской группой флота снарядов. Последние залпы с ”Петропавловска” были сделаны 24 января 1944 года.

Глядя на ”Таллин” с ”Кремля”

После снятия блокады корабль свое боевое значение потерял, и большая часть команды была отправлена на новостроящиеся малые охотники и бронекатера.

Первого сентября 1944 года, в дни освобождения Эстонии, кораблю было присвоено название ”Таллин”. Однако крейсер так и не был достроен даже в послевоенное время, хотя для этого было подготовлено несколько проектов с разными вариантами вооружения.

С 1945 года, как и до войны, вновь стали курсировать по маршруту Ленинград — Петергоф — Ленинград пассажирские теплоходы ”Кремль” и ”Совет”. В мае 1946 года на ”Кремле” совершил вместе с мамой свой первый ”морской поход” и автор этой статьи, в то время 11-летний мальчишка.

И каждый раз по пути в Петергоф и обратно мы видели корпус крейсера ”Таллин”, стоявшего у Балтийского судостроительного завода в устье Невы — там, куда он был поставлен сразу после подъема со дна 17 сентября 1942 года. До этого я наблюдал его с моста Лейтенанта Шмидта и набережных Невы еще со времени нашего возвращения в город после снятия блокады в 1944 году. Однако именно с рейсового теплохода ”Кремль” я впервые смог разглядеть ”Таллин” близко, буквально в упор.

11 марта 1953 года корабль переименовали в ”Днепр”, он стал ”несамоходной плавмастерской” для строящихся крейсеров проекта 68-бис, продолжая стоять у Балтийского судостроительного завода.

27 декабря 1956 года корабль стал числиться плавказармой, получил обозначение ”ПКЗ12” и был переведен к набережной Лейтенанта Шмидта в районе ”Киевского подворья”. На нем по-прежнему находились личные составы всех строившихся или проходивших капитальный ремонт кораблей флота в районе Ленинграда.

В 1957 году, будучи уже офицером и приезжая в Ленинград, я старался каждый раз посмотреть на старый корабельный корпус. В один из таких приездов я снял с бывшего крейсера прямоугольную рамку иллюминатора. Позже, переехав в Таллинн, я передал ее Морскому музею.

3 апреля 1958 года крейсер был исключен из списков флота и в течение двух последующих лет разобран на металлолом.

Однако еще долгое время оставшиеся в живых моряки поддерживали связь между собой. Ежегодно, в последнюю субботу мая, они собирались у главных ворот торгового порта и на катере шли к дорогим для них местам: туда, откуда крейсер вел огонь по врагам. Ежегодно 17 сентября они возлагали венки к обелиску на Большом Охтинском кладбище, где похоронены моряки, погибшие при особенно ожесточенном обстреле крейсера 17 сентября 1941 года.

Поддерживал экипаж и шефскую связь с одной из ленинградских школ. Надеюсь, помнят об этом ее бывшие ученики.