Я имею прямое отношение к сфере технической деятельности, аттестации персонала, профессиональному и высшему образованию. Попытаюсь представить некоторые конструктивные идеи по решению проблемы.

Кто сшил костюм?

Именно это вопрос задает герой Райкина, пытаясь найти ответственного за конечный результат. Для начала попробуем понять, а кто вообще отвечает в Эстонии за решение описанной проблемы, кому предъявлять претензии или приглашать на вручение награды.

Министерство экономики в лучшем случае периодически поднимает вопрос о привлечении иностранной рабочей силы, ”переводит стрелки” на МВД, выдающее разрешения. То, в свою очередь, ждет решений об увеличении квот на законодательном уровне.

Представители отраслевых союзов жалуются на бездействие государства, но сами не спешат основательно заняться проблемой. Долгосрочное решение невозможно без сферы образования, но министерство и местные самоуправления лишь кивают друг на друга.

Вузы с некоторых пор самостоятельны, но, как и другие уровни образования, ”стонут” из-за отсутствия педагогических кадров, у них на повестке дня языковые проблемы, ведь эстонский все меньше востребован.

Существенным негативным фактором можно считать отсутствие в тематике предстоящих выборов даже абстрактных предложений по решению проблемы от партий. Неужели не актуально?

Получается очень неприглядный, криво сшитый и проблемный в использовании ”костюмчик”, и брать на себя ответственность за его ”пошив” никто не торопится. Но государство в последние годы много сделало для решения проблем материальной базы и оплаты персонала. Не пора ли перестать быть неразумным родителем, делающим своему ребенку дорогие подарки, но не интересующимся результатом?

Есть ли выход из тупика?

Практическое решение любой проблемы всегда начинается с назначения ответственного лица. Конечным потребителем рабочей силы всех видов является экономика, и будет логично, если в соответствующем министерстве появится высокий чиновник уровня начальника отдела или вице-канцлера, для которого это станет основной деятельностью. И еще важнее, чтобы на самом высоком уровне оказывали этой деятельности политическую поддержку, велась работа со СМИ и проблема находилась в фокусе внимания общества.

Последнее очень важно, чтобы не повторить печальный опыт интеграционной деятельности: профильный вице-канцлер в Министерстве культуры есть, но его не видно и не слышно, а правительство занимается проблемой только в случае крайней политической необходимости.

В решении проблемы нехватки квалифицированного персонала неизбежно участие системы образования (сейчас в Innove есть группа по программам для профессионального образования, но про нее знают только специалисты). Было бы логично их серьезно вовлечь в решение проблемы координации учебного процесса с потребностями общества. Необходимо понимание потребностей по специальностям и отраслям, своего рода госзаказ для системы образования и профессиональной подготовки.

И тут нужно сотрудничество государственных структур с отраслевыми союзами и бизнесом в целом, которому пора перестать быть кошкой, гуляющей сама по себе, постоянно жалующейся на жизнь. Вся описанная деятельность делает неизбежным координацию в виде рабочей группы правительства.

Нужны ли изменения в образовании?

Изменения в образовании — это краеугольный камень окончательного решения проблем трудовых ресурсов. Все азиатские экономические ”тигры” начинали с привлечения в вузы преподавателей мирового уровня. Но им нужны не просто зарплаты, многократно превышающие наши местные, а конкретные задачи и местные партнеры, способные организовать их эффективное использование.

У нас же в вузах постоянные реорганизации и языковые проблемы, обилие молодых докторов наук. Многие из них после магистратуры пишут абстрактные или далекие от реалий местной экономики диссертации, а после защиты сразу преподают. Такая система нуждается в серьезных изменениях.

Необходимо создать ситуацию, когда среди преподавателей хотя бы технических вузов были специалисты ведущих компаний, понимающие специфику производственной деятельности, ее вызовы и новые регуляции. Они бы, по сути, готовили себе помощников и будущую смену.

Описанные изменения особенно актуальны в условиях, когда многие студенты уже работают, им мало пользы от общения с молодыми преподавателями без опыта практической деятельности.

Система профобразования с 2014 года одновременно занимается аттестацией и повышением квалификации рабочих кадров. Там проведена реконструкция зданий, региональные центры профессионального образования стали на ноги. Сейчас самый правильный момент разобраться со степенью эффективности этой системы и поставить ей актуальные цели. Там не нужны специалисты мирового уровня, большинство кадровых проблем можно решить через сотрудничество с местными практикующими инженерами.

Все описанное может выглядеть фантастикой, но поверьте человеку, преподававшему два года в профессиональной школе, принимающему периодически экзамены по специальности и заканчивающему сейчас докторантуру, что главные наши проблемы в области конкретного целеполагания, координации и политической воли, а не в демографии и недостатке финансирования.

О политиках и избирателях

У нас уже есть конкретные примеры, как внимание общества серьезно изменило ситуацию с зарплатами учителей и финансированием здравоохранения. Политикам проще решить вопросы через приглашение иностранной рабочей силы вместо сложной системной работы, и это уже происходит через привлечение работников из Украины и Грузии.

Но мы в состоянии заставить их заниматься не только ремонтом дорог и увеличением пособий и зарплат, а трудной работой на перспективу для улучшения жизни ныне живущих в Эстонии избирателей.