”Попросту говоря, он слеп как крот, он не видит практически ничего, — говорит его мама, Наталья. — Тем не менее, его признали полностью годным и дали в руки оружие. Недавно врач, куда я его отвела на повторное обследование, подтвердила, что служить ему нельзя, его нужно комиссовать. Но он по-прежнему служит”. Почему один врач говорит, что годен, а второй, что нет? И действительно ли состояние здоровья наших призывников оставляет желать лучшего?

Едва мы начали заниматься этой темой, как из армии пришла шокирующая новость. 15 октября вечером один из солдат-срочников 1-й пехотной бригады, которая находится в Тапа, после спортзала пожаловался на трудности с дыханием. Ему вызвали скорую помощь, отвезли в Ракверескую больницу. На следующий день срочник скончался. Он начал службу лишь в июле. Что именно послужило причиной смерти, пока неизвестно, идет расследование несчастного случая.

Стрельба наугад

У Эдуарда, по словам матери, врожденная атрофия глазного нерва. Плюс астигматизм и патология глазного дна, а также другие заболевания, о которых семейный врач указал в справке.

”Тем не менее, его признали полностью здоровым и отправили в армию”, — говорит мама молодого человека.

В итоге ее сын, которого призвали 3 октября, полностью провалил стрельбы, поскольку совершенно не видел, куда стрелять.

”Чтобы ему куда-то попасть, это надо не в лесу бегать и стрелять, это надо, чтобы по полю слоны ходили, — сетует Наталья. — Даже не ходили, а стояли. Тогда он, может быть, куда-то попадет”.

Наталья говорит, что сын даже в школу по состояния здоровья не ходил, был на домашнем обучении. После школы поступил в Mehaanikakool, но потом понял, что это не его. Ему ближе врачебная стезя.

”Сказал, что хочет быть массажистом, — добавляет Наталья. — Мы решили подождать полгода, пока не начнется прием в медицинское. Подумали, что, может, хоть он и не видит хорошо, пусть тогда руками лечит”.
Но не успели — пришла повестка в армию. На первой медкомиссии Эдуард сразу сказал, что у него проблемы со зрением. Ему тогда назначили вторую и сказали, что посмотрят в дигитальной карте болезни записи от врача.

”Вторую же он прошел, его признали полностью годным! — недоумевает Наталья. — Семейный врач наша тоже была в шоке. ”Это он полностью здоровый? — спросила она. — Ну тогда я ничего в медицине не понимаю”.

Как в фильме ужасов

Женщина говорит, что сын нормально отнесся к тому, чтобы идти в армию. Мол, значит так надо. Даже с интересом пошел, добавляет Наталья. Ни малейшего желания ”откосить” у него не было.

”Его забрали 3 октября, а 7-го он мне позвонил и сказал, что у него начались нервные приступы, — рассказывает женщина. — У него периодически так бывает при стрессе. Все тело трясется. Начались и панические атаки. Он сказал, что боится взять в руки оружие, потому что ничего не видит. У него, когда нервничает, падает зрение. Он даже инструменты, когда помогает отцу, некоторые не берет, потому что не видит, а тут ему дают в руки оружие и говорят ”Иди стреляй!”.
Она отмечает, что понятно, что в стрессовой обстановке, на фоне криков офицеров это все и началось.

”Дома мы на таких тонах не разговариваем, он не переносит, когда на него кричат, а тут — понятно, армия, — говорит Наталья. — Я его отвела 16-го на повторную комиссию, и доктор на пункте, который находится по адресу Ярве, 34, долго его осматривала, а потом спросила: ”Как его вообще такого взяли в армию? Только по зрению его уже нужно комиссовать, не говоря уже об остальных заморочках, поскольку он, говоря по-простому, слеп как крот”.

Еще врач добавила, что у него в карте же все написано — все диагнозы, когда какую операцию делали. И как они могли это не увидеть, непонятно. Тем не менее, молодой человек по-прежнему находится в армии и участвует в учениях. Его мама не понимает, сколько нужно еще в свете данной справки ждать, пока молодого человека отправят домой?
”17-го он ходил к психологу, ему дали валерьянки и отправили обратно, — рассказывает она. — Теперь надо снова идти к доктору. Сколько его будут еще мариновать? И если в ходе этого его состояние, вызванное нервным срывом, усугубится, кто компенсирует мне расходы на то, чтобы его потом восстанавливать и лечить? Зачем калечить и без того больных детей? Это же издевательство! Они мне его сейчас загубят, а мне его на психотропных потом держать?”

Она отмечает, что когда приезжала 14-го числа к сыну, ее поразил общий вид срочников.

”Без слез не взглянешь! — говорит она. — Каждый второй — в очках. А так — кто хромой, кто косой, кто на костылях. Худые все, как из Бухенвальда. В фильме ужасов можно сниматься без грима. Что за инвалидная армия?”

”Сам не озвучил”

”МК-Эстония” задала вопрос Министерству обороны касательно общей ситуации с состоянием здоровья призывников. О том, что оно плачевно, в интервью нашей газете говорил до этого и бывший министр обороны Маргус Цахкна. В чем же Министерство обороны видит решение данной проблемы? И неужели в армию теперь берут и инвалидов?

Однако в Министерстве обороны решили на вопросы не отвечать и спустили ответ ниже, в Департамент оборонных ресурсов. Именно его врачи оценивают состояние здоровья призывников и решают, кто годен, а кто нет. И затем направляют или не направляют на срочную службу. С момента призыва за срочника отвечает уже Генеральный штаб Сил обороны.

”Призывники так же здоровы и мотивированы, как и дома и в школах каждый день, — комментирует положение дел представитель департамента Анне Освет. — Врачебная комиссия выносит свое решение, исходя из действующих норм к здоровью и той информации, которую предоставил сам призывник, а также обследования на месте. Если данных о здоровье не хватает, например, до этого информация с портала здоровья пациентов не была врачам доступна, доктора комиссии не видят всю историю болезни пациента, а он не предоставляет ни одной справки или не говорит ни об одной жалобе на здоровье, да и обследования проблем не выявляют, врачи не могут вынести иное решение, чем позволяет сделать имеющаяся информация”.

Она поясняет, что всех призывников осматривает на месте и глазной. И если он не выявил никаких проблем, а сам молодой человек никаких жалоб не озвучил, то на каком основании комиссия должна была вынести другое решение?

Однако Наталья заверяет, что сын дважды на комиссии говорил о своих проблемах врачам, но те лишь отмахнулись: посмотрим потом в компьютере.

В течение года врачебную комиссию Департамента оборонных ресурсов проходит 13 000 призывников. Анне Освет заверяет, что осматривают их те же врачи, которые принимают людей в разных медучреждениях по всей Эстонии. Состав комиссии утверждает министр обороны, сейчас в комиссии 76 врачей.

Также по информации ”МК-Эстонии” в Палдиски служит молодой человек с ДЦП. Однако младший лейтенант, сотрудник отдела стратегических коммуникаций Генерального штаба Сил обороны Игорь Ляпин сказал, что диагнозы врачей и состояние здоровья являются деликатными личными данными, поэтому они не имеют права их комментировать или же передавать такую информацию третьим лицам.

”Мы можем сказать лишь то, что данный солдат срочной службы посетил 16 октября окулиста и в тот же день встретился с нашим штатным психологом. 23-го солдат пройдет повторную медицинскую комиссию, — подтвердил младший лейтенант. — На данный момент мы хотели бы воздержаться от спекуляций, но если повторная врачебная комиссия вынесет решение о комиссовании солдата срочной службы, то так и будет сделано”.

Пугающие мысли

Наталья говорит, что из-за безысходности у ее сына стали появляться и мысли о самоубийстве.

”Меня это очень пугает, — говорит мама Эдуарда. — Ведь был же уже случай, когда призывник покончил с собой”.

Такой случай действительно был. 11 января 2012 года срочнослужащий батальона в Палдиски Алексей Логвиненко покончил с собой, выстрелив в себя из автомата.