Напомним, у Марины и Тыну двое детей — сын Райан (14) и дочь Диана (13). (Имена детей изменены — прим. ред.)

”Бывший муж Тыну всегда был вспыльчивым и агрессивным, — возмущается Марина. — Когда мы разошлись, сын на некоторое время остался с ним. Диану оставлять у себя он не хотел, ей тогда не было и года, и возня с бебиком ему была не нужна. Потом, когда у меня жизнь наладилась, я забрала у него сына и подала иск на алименты. И когда он об этом узнал, он пришел за ребенком — якобы погулять. И не вернул. Так и получилось, что Райан остался жить с папой, а Диана — со мной”.

Забери меня отсюда!”

Это было закреплено и судебным решением. Когда мальчику было четыре года, суд постановил, что вопросы по поводу места пребывания ребенка и его образования переходят к отцу. Марина поясняет это тем, что дочь у нее — особенный ребенок, у нее гиперактивность, на тот момент девочке было всего два годика, все силы были направлены на нее, и с сыном еще быть она уже не могла.

Так и жили какое-то время. Потом Тыну с Райаном переехали в Финляндию, мальчик там стал учиться, к маме приезжал на каникулы. И все вроде бы было хорошо — до недавних пор.

”В этом году, когда он приехал, он сказал, что возвращаться туда больше не хочет, — рассказывает Марина. — Категорически! Мол, не хочу там больше быть ни одного дня. ”Мама, можно я останусь с тобой?” — спросил он. Я стала выяснять, что случилось. Оказалось, отец его начал на него регулярно орать и даже иногда поколачивать”.

Марина тут же обратилась в эстонскую службу защиты детей, но ей сказали, что так как ребенок постоянно проживает в Финляндии, то эти вопросы должны решать там. Общалась она и с финской защитой детей, однако дело с мертвой точки не сдвинулось — ей посоветовали обращаться в суд. Марина так и сделала, но суд назначил заседание только через три месяца. Райану пришлось вернуться в Финляндию к отцу и снова окунуться в атмосферу обзывательств и психологического насилия.

”Буквально каждый день он присылал мне записи с диктофона, как отец обзывает его, или просто писал, что он не хочет там больше находиться ни дня, просил, ”Мама, помоги, забери меня отсюда!” — со слезами на глазах рассказывает Марина. — А я ничего не могла поделать, потому что все эти инстанции меня только футболили”.

Отец же Райана, Тыну, в разговоре с ”МК-Эстонией” заявил, что просто у мамы больше свободы, поэтому для ребенка-подростка жизнь в Эстонии кажется более привлекательной, чем в Финляндии. И Мариной, по его мнению, движет не желание помочь сыну, а желание получить побольше за счет этого денег.

”Что за глупости! — возмущается Марина. — Мы скоро едем всей нашей большой семьей отдыхать в Турцию, в декабре ездили на Тенерифе, и в деньгах совершенно не нуждаемся. Я просто хочу вытащить ребенка из этой обстановки, где его все время обижают, периодически бьют и постоянно обзывают дебилом и прочими словами”.

Неожиданный хеппи-энд

10 cентября было первое судебное заседание по данному вопросу, но его результаты Марину не обрадовали: судья попросил ее написать новое заявление и снова заплатить гос-пошлину. На суд приехал и Райан, чтобы дать показания.

”А после этого Тыну прислал мне СМС: ”Я не хочу это все разводить в суде. Пусть Райан останется в Эстонии. Я его тогда выпишу с Финляндии. Алименты буду платить по финским законам, по 125 евро на ребенка. Если ты согласна, дай знать. Если нет, тогда продолжим в суде”, — цитирует она. — Конечно, я была согласна! На следующий день он сообщил и в суд, и в финскую службу защиты детей, что мы договорились”.

Марина уже оформила Райана в школу. В местной службе защиты детей, по ее словам, тоже рады, что все разрешилось более-менее мирно.

”Жаль только, что никто в этой ситуации не смог помочь, — говорит она. — Ни одна служба. Просто сидели сложа руки и ничего, по сути, не предпринимали. Не знаю, чем бы все закончилось, и сколько бы еще страдал ребенок, если бы Тыну не пошел бы на мировую”.