Должники по алиментам радовались, что их жизнь хотят облегчить. Женщины же возмущались: мы и так не получаем алименты с нерадивых отцов, так министр хочет еще и уменьшить сумму! По их мнению, раз сейчас отцы не платят, то нет смысла и надеяться, что начнут платить, когда алименты станут меньше. Зато государство совершенно не думает о детях, которые сильно от этого нововведения пострадают. Министр юстиции же заверяет, что за этим стоит лишь стремление уравнять права и более гибко подходить к ситуации. ф

”И так алименты не получить, так еще хотят и уменьшить их размер! — возмущается уже много лет растящая двух детей Екатерина. — У бывшего новая семья, там еще двое детей, и он платит нам всего 200 евро в месяц. Когда разошлись, он не платил вообще. Потом там родился первый ребенок, и он пошел в суд с просьбой уменьшить алименты, поскольку там тоже ребенок, которого нужно содержать. Суд уменьшил сумму до 250 на обоих. Когда родился второй ребенок, этот великий донор пошел во второй раз в суд с просьбой уменьшить алименты. Суд снова уменьшил. В итоге он по бумагам получает минималку, остальное в конверте, и живет в шоколаде”.

Когда Екатерина узнала о планах министра юстиции Урмаса Рейнсалу, она вообще была в шоке. И не она одна — таких матерей, которые вынуждены работать на двух-трех работах, чтобы поднять детей, много.

За и против

”Если бы государство меньше закручивало бы гайки, я бы платил, — попивая пиво, заверяет Евгений. У него — трое детей от трех разных женщин. С каждой он прожил примерно три года, затем уходил к другой. — У меня зарплата меньше минималки, и судебный исполнитель пытается снять с меня три шкуры”.

При этом мужчина не производит впечатление совсем уж нуждающегося: хорошо одет, ездит на машине, на пиво хватает, на развлечения тоже, а вот на детей — нет.

”Я жил с женщиной, которая зарабатывала себе на жизнь, рожая детей, — говорит другой житель Таллинна, Иван. — Родила от одного — выгнала, родила от второго — выгнала, родила от третьего — выгнала. Сейчас вот ищет себе четвертого… С первого она при этом брала алименты наличными, с меня тоже наличными, ни он, ни я не были записаны в свидетельство о рождении, но платим. При этом в соц-отделе она плачется, мол, бедная-несчастная, отцы детей алиментов не платят, дайте мне пособие. Дают”.

В какой-то момент ему и его новой жене это надоело, и она уговорила его подать на бывшую жену в суд, чтобы установить отцовство. Установили. Обязали платить алименты. В итоге сейчас он платит официально по суду, платит охотно и чувствует себя более-менее защищенным в этом плане.

”Остальные отцы ее детей продолжают платить наличными, — добавляет он. — Меня бесят такие мамаши, которые работают по-черному, получают по-тихому алименты и еще пособия от соцотдела как малообеспеченные. И тратят деньги на ногти и свои прихоти”.

Как ни странно, именно ”тратит деньги на ногти” — один из самых распространенных аргументов отцов против того, чтобы платить алименты на ребенка. Мол, сколько ни плати, все на ногти уйдет.

”Как будто реально больше не на что потратить! — возмущается Ирина, которая растит ребенка одна. — Я на ногти себе сама зарабатываю. А ребенку надо и кружки, и за садик заплатить, и обуть-одеть-накормить-развлечь. Так что те копейки, которые бывший платит, не покрывают и трети всех трат. А тут еще и алименты хотят уменьшить! Пусть Рейнсалу сам живет на 84 евро в месяц!”

Система должна быть гибкой

Позиция же Министерства юстиции такова: 84 евро, о которых говорится в законопроекте, — это только начальная сумма, которую будут увеличивать исходя из потребностей ребенка, его возраста и дохода родителя. То есть это не значит, что все алименты будут не более 84 евро. Это значит, что минимум — 84 евро, но может быть и больше, если вы докажете, что это действительно нужно, и второй родитель может столько платить.

”Например, если живущий отдельно родитель получает среднюю зарплату по Эстонии и содержит 6-летнего ребенка, то предположительно сумма алиментов, которую с него можно будет взыскать, составит около 300 евро в месяц, — поясняют в министерстве. — Если же его доход выше, то суд установит и большую сумму алиментов. В то же время система должна быть достаточно гибкой, чтобы с тех родителей, которые получают минималку и меньше нее, суд требовал не 250 евро, а меньше”.

”Я не знаю, знают ли в Министерстве юстиции, что такое мужская солидарность, — говорит жительница Кохтла-Ярве Анастасия, которая растит одна двоих детей. — Я лично знаю. И мои дети тоже. Бывший муж напел про жену-стерву и договорился с работодателем, чтобы тот устроил его на минималку и платил ее наличными, а остальное в конверте. Несмотря на решение суда, судебный исполнитель ничего поделать не может. Нам на жизнь переводят копейки. И если бы не алиментный фонд, я не знаю, как бы мы в этой ситуации выживали”.

В Министерстве юстиции же утверждают, что зарплатами в конвертах должен заниматься Налогово-таможенный департамент, и борьба с подобной ”мужской солидарностью” не входит в их юрисдикцию.

”Мы надеемся, что более справедливый механизм назначения алиментов будет мотивировать должников не брать зарплату в конверте, поскольку только через Закон о семье с этим достойным осуждения явлением сложно бороться”, — считают в министерстве.

И кивают на судебных исполнителей: мол, именно они могут использовать различные инструменты воздействия на должников. Тем более, что скоро мер воздействия станет больше.

”Так что мы надеемся и верим, что эти средства заставят людей задуматься о том, что не стоит получать зарплату в конверте, и сокрытие доходов совершенно не спасет вас от негативных последствий неуплаты алиментов”, — подчеркивают в Министерстве юстиции.

Про алиментный фонд, кстати, в народе тоже говорят, что данный законопроект, похоже, ставит целью снизить нагрузку на этот фонд. Мол, если сейчас платят всем по 100 евро, если алименты по суду 100 евро в месяц или больше, то когда снизится размер алиментов, то платить государству придется тоже меньше.

Во-первых, некоторые папаши могут образумиться и найти-таки 84 евро. А во‑ вторых, если даже нет, то фонд будет платить не 100 евро, а 84. С учетом того, что должников по алиментам — более 9000 человек, то если экономить даже 16 евро с одного — в итоге получается минимум 144 000 евро. А у некоторых родителей — не по одному ребенку.

”Нет, нашей целью не является экономия денег”, — заверяют в Министерстве юстиции.

”Наша позиция такова: размер алиментов должен быть таким, чтобы и родитель мог его платить, и качество жизни ребенка оставалось в общих чертах таким же, каким оно было, когда оба родителя жили вместе, — подчеркивают в Министерстве юстиции. — Если бы родитель, который получает минималку, жил бы с ребенком вместе, он не мог бы тратить на чадо половину или даже больше от своего дохода, потому что надо оплачивать также, например, коммунальные расходы и транспорт. И идея заключается в том, что при небольших возможностях семьи и разводе родителей жизнь ребенка не должна ухудшаться, но в то же время не должна и неразумно улучшаться за счет живущего отдельно родителя”.

Они подчеркивают, что в последние годы министерство исходит из нулевой толерантности к должникам по алиментам и в 2014 году разработало существенные поправки к Закону об исполнительном производстве, чтобы увеличить КПД востребования алиментов. Например, могут приостановить права на управление автомобилем, моторной лодкой, разрешение на оружие, а также регулярно устраивать обыски по месту жительства должника с целью выявить имущество, которое можно арестовать, и так далее.

Нарвский судебный исполнитель Татьяна Афанасьева говорит, что в рамках рассмотрения вопроса об уменьшении установленного минимального размера алиментов судебные исполнители выступили с предложением разработать процедуру примирительного производства, в том числе, и в алиментных делах, поскольку убеждены, что уменьшение размера алиментов не приведет к росту добровольной их выплате.

”Если должник не платит алименты хотя бы частично (то есть не платит совсем), то уменьшение размера алиментов не подвигнет его начать платить, — считают судебные исполнители. — Потенциального должника по алиментам следует усадить за стол переговоров в рамках примирительного производства еще до подачи дела в суд. Исполнительное производство по алиментам вообще должно быть крайней мерой, а не повседневностью”.

Она отмечает, что по действующему законодательству можно установить размер алиментов ниже минимума или пересмотреть их, если родитель нетрудоспособен, или у него есть другой ребенок, который из-за ”слишком больших алиментов” менее защищен, чем тот, кому платят алименты.

”Важным в данном случае является желание должника отстаивать и защищать свои интересы и интересы своих детей, — говорит Татьяна Афанасьева. — В моей практике есть и дела, где должники сознательно уклоняются от выплаты алиментов и всячески стараются укрыть свои доходы, а есть и те должники, которые не имеют дохода, который позволил бы выплачивать алименты”.

Примерно в трети дел по алиментам, находящимся у нее в исполнении, родители все же платят — если не полностью, то хотя бы частично.

”Но среди должников по алиментам действительно есть те, у кого нет дохода, подлежащего аресту. Либо их доходом является, например, пенсия не более 200 евро. При аресте 1/3 от 200 евро должнику остается на жизнь 133,33 евро. При этом долг с каждым месяцем увеличивается на 183,33 евро, что в год дает 2199,99 евро, а за 18 лет — 39 600 евро. За это время должник не может вести полноценную жизнь, содержать свою новую семью… Он обречен, — констатирует судебный исполнитель. — Поэтому я считаю, что процесс установления размера алиментов должен быть многоступенчатым и обязательно включать в себя досудебный процесс примирительного производства”.

Печальная статистика

В Палате судебных исполнителей считают, что проблему взыскания алиментов невозможно решить простым уменьшением минимальной ставки.

”Проблема должна решаться комплексно и обязательно с привлечением компетентных лиц и путем проведения сложных анализов и исследований”, — подчеркивает Татьяна Афанасьева.

Недавно министр юстиции Урмас Рейнсалу созвал представителей разных групп, кого это нововведение может коснуться, чтобы предварительно все обсудить и прийти к консенсусу. Ожидается, что закон вступит в силу в 2020 году.

Ну а пока что цифры удручающие: в Эстонии у судебных исполнителей — порядка 12 000 дел по алиментам и 9220 должников, которые не платят своим же детям. Суммарный долг составляет более 60 миллионов евро.