Представители КТ не понимают, почему их обращения в полицию, в Департамент защиты потребителей, в парламент, к президенту, к канцлеру права возвращаются с советом ”идите в суд”.

Они не понимают, почему для того, чтобы получить от правления товарищества, к примеру, протокол собрания КТ, нужно обращаться в суд, ведь дело это затратное как во временном, так и в денежном выражении, препятствием является также делопроизводство на эстонском языке.

Люди недоумевают, почему местное самоуправление до сих пор не удосужилось создать комиссию по решению споров в квартирных товариществах?

Перипетии с комиссией

Действительно, хороший вопрос, почему Таллиннская мэрия не создала комиссию для квартирных товариществ? Ведь принятый 1 января 2010 года Закон о примирении (Lepitusseadus) позволяет создавать в структуре местного самоуправления досудебный примирительный орган, который должен помогать конфликтующим сторонам найти мирное решение частноправового спорного вопроса.

Этот закон был принят в Эстонии в рамках принятой в 2008 году Европейским парламентом и Советом Европы Директивы 2008/52/ЕС, которая предписывала государствам-членам обеспечить лучший доступ граждан к справедливости, как части политики Европейского союза, направленной на создание правового пространства свободы, безопасности и справедливости. С этой целью предписывалось, в частности, обеспечить доступ к внесудебным методам разрешения споров.

Ответ лежит на поверхности: у властей нет желания заниматься спорами квартирных товариществ. К примеру, летом 2012 года в прессе было объявлено о создании такого органа, как ”Межпартийная комиссия по проблемам квартирных товариществ”, которая прекратила свою деятельность уже в 2014 году по причине полного равнодушия к ней тех чиновников, которые в неизменном составе уже много лет отвечают за жилищную сферу и взаимодействие с квартирными товариществами.

У комиссии не было ни помещения, ни финансирования, а на голом энтузиазме долго не протянешь. Вычурное название комиссии осталось в истории. Но на этом перипетии (от греческого — исчезновение удачи в делах) с комиссией для товариществ не закончились.
В 2015 году центристская фракция Рийгикогу представила в производство парламента законопроект № 54 SE о создании комиссии по спорам при местных самоуправлениях, но с полномочиями принудительного органа (то есть стороны конфликта были обязаны подчиниться решению комиссии). Законопроект изначально был юридически слабый, с пониманием ”чего долго работать, если все равно не пройдет в Рийгикогу”.

Так и случилось, в октябре 2015 года Рийгикогу исключил законопроект из производства. После этого Михаил Корб публично пообещал в прессе, что центристы будут снова и снова подавать этот законопроект, пока правящим партиям, которые не желают облегчить решение спорных вопросов в доме, не станет стыдно смотреть в глаза квартирным товариществам. С октября 2016 года центристы входят в правящую коалицию, но ни разу не вспомнили про обещание подать законопроект с комиссией, и им не стыдно смотреть в глаза квартирным товариществам.

Арбитраж — как бусы

Про комиссию вспомнили, как водится, перед выборами. В таллиннской программе центристов напечатано обещание создать арбитражную комиссию для решения споров в квартирных товариществах. Арбитраж — конечно, красивое слово, французское, и произвело на избирателя определенное воздействие. По утверждению Яны Тоом, ”идея арбитражной комиссии идет на ура”.

Следует, однако, объяснить непосвященным в тонкости юридической практики членам квартирных товариществ, что такое арбитраж. Арбитражное производство — это негосударственная форма рассмотрения споров с вынесением обязательного для сторон решения. Следовательно, стороны спора, вступая в арбитражное производство, должны предварительно дать свое согласие на рассмотрение спора, назначить по согласию арбитра (судью) и подтвердить, что добровольно подчинятся вынесенному решению.

В эстонском законодательстве работу арбитражных судов регулирует Процессуальный кодекс гражданского судопроизводства. Все производство в арбитраже стороны оплачивают сами, что делает процесс на порядок дороже, чем в обычном суде. А самое главное, как получить добровольное согласие сторон на производство? Практика решения споров в проблемных квартирных товариществах подтверждает, что согласия получить не удастся.

Так что арбитражную комиссию ждут те же перипетии и тот же результат, что и ее предшественников. За этим красивым арбитражным лозунгом нет ни понимания предмета, ни плана его осуществления, ни специалистов. Похоже, квартирособственников продолжают считать индейцами, голоса которых можно купить за дешевые бусы.

А ведь всё уже имеется

Поскольку стало понятно, что дальше обивания порогов городской управы в вопросе комиссии для КТ продвинуться не удастся, товарищества сами взялись за дело. Зачем им это надо? Для создания правового пространства свободы, безопасности и справедливости. Разъяснительная работа, расширение кругозора и доверие лучшее средство для устранения конфликта в доме, чем судебное заседание.

Таллиннский городской союз квартирных товариществ (ТГСКТ) создал для своих членов примирительную комиссию, в которой споры между членами товарищества и самим товариществом рассматриваются во внесудебном порядке.

Для квартирного товарищества, которое является членом ТГСКТ, согласие на рассмотрение спора является обязательным, так как обязанность участвовать в примирительном производстве определена в уставе. Производство ведется на основании Закона о примирительном производстве. На сегодняшний день уже 46 товариществ города подтвердили готовность вступить в эту организацию.

Для разрешения возникших споров в комиссию могут обращаться члены товариществ, которые вступили в ТГСКТ. Сторонам назначается примиритель, который представляет сторонам свое предложение по разрешению спора.

В качестве примирителей приглашаются адвокаты, которые приглашаются в качестве примирителей судами. Производство ведется на языке, который согласовали участники примирения. Примирительное производство является для членов Союза и их квартирособственников бесплатным и финансируется за счет членских взносов. Для квартирособственника членство в ТГСКТ будет стоить всего пять евро в год.

Примирительное производство заканчивается заключением компромиссного соглашения. Соглашение исполняется добровольно или может быть признано в суде в качестве исполнительного документа в порядке Гражданско-процессуального кодекса, если какая-либо из подписавших соглашение сторон вдруг передумает его исполнять.