”Мы пытаемся решить проблему, ждите”, — слышите вы снова и снова. Потом садится и телефон, зарядить никак — электричества-то нет. Все, что было дома, съели, в неработающем холодильнике остались лишь требующие термической обработки продукты — сырое мясо и рыба. Приготовить их не на чем. Сколько протянет в этой ситуации ваша семья?

Правительство Эстонии считает, что каждая семья должна протянуть в такой ситуации неделю! Это значит, что дома должен быть недельный запас еды с расчетом в 2000 ккал на каждого человека. На ребенка — 1000 ккал. Недельный запас воды с расчетом в 3 литра на каждого человека в сутки. Итого 21 литр на одного.

А также фонарики с батарейками. Наличные деньги — на случай, если не будет интернета и карточкой платить будет нельзя. Портативное радио на батарейках — потому что в экстренной ситуации это станет основным источником информации. Внешний аккумулятор для зарядки мобильного телефона, потому что в случае, если не будет электричества, телефон вы зарядить не сможете.

Ток не бежит по проводам

А теперь представим, что у вас семья из трех человек, один из них ребенок. И внезапно в ходе аварии на линии нет электричества. Вы звоните в фирму, вам отвечают, что проблему скоро решат. Вы ждете. Час, другой, третий. Ребенок начинает хныкать, вам нужно его покормить. Чайник не работает, плита не работает, ничего не приготовить и не разогреть.

”У меня дома на такой случай стоит маленькая портативная газовая плитка и газовый баллон для нее, — говорит руководитель Спасательного департамента Куно Таммеару. — Случись что, моя семья с голоду не умрет: мы сможем быстро сварить макароны или разогреть суп из банки”.

Житель Эстонии Меэлис Саар несколько лет назад оказался в ситуации, когда из-за сильного снегопада обрушились линии электропередач. Меэлис с семьей живут в частном доме, до ближайших соседей — несколько километров.

”Я звоню в Elektrilevi, — рассказывает он. — Там не берут трубку, но присылают смс: мы занимаемся проблемой, скоро все наладится. День проходит, другой. Мы ждем. У нас дома маленький ребенок, он только-только родился. Хорошо, отопление было не электрическое, а то бы мы все замерзли”.

С едой, вспоминает Меэлис, проблем особых тоже не было. Он так и так ездил в магазин раз в неделю, так что кое-какие запасы у семьи были.
На третий день они начали уже беспокоиться. Электричества все не было. Наступил четвертый день — ничего. В фирме, когда Меэлис туда в очередной раз позвонил, посоветовали лишь пойти куда-нибудь к друзьям, соседям.

”Я понимаю, они работали тогда круглосуточно, — рассказывает он. — Но беспокойство начало уже сильно нарастать. Пойти куда-то мы не могли, дороги были завалены снегом. Поэтому мы продолжали сидеть и ждать”.

Электричество вернулось в дом лишь на пятый день. Сейчас побывавший в снежной ловушке Меэлис отмечает, что большинство его знакомых, которые также живут в частных домах, в экстренных ситуациях рассчитывают на различные службы. Мол, если что, я позвоню в фирму, и она должна все починить. Должна, да, соглашается Меэлис. Но как ты с семьей будешь жить эти несколько дней, пока они будут все чинить?

Бегом из дома

Марви Роосаар, когда покупала дом на берегу моря в Пярну, конечно, изучала ситуацию и теоретически знала, что иногда бывает шторм. Но все же не представляла, насколько это страшно.

”В тот день я находилась дома с двухлетним ребенком, — рассказывает она. — Муж поехал в Вильянди к родителям. После обеда, когда я слушала новости, передали предупреждение: может быть шторм. Я тотчас же позвонила мужу и сказала, чтобы он срочно выезжал домой”.

По словам Марви, уже по дороге муж понял, что ситуация действительно серьезная: то тут, то там на шоссе лежали поваленные сильным ветром деревья. Прибыв домой, они стали ждать — вдруг утихнет? Однако море бушевало вокруг. Семья поняла, что их дом вот-вот затопит, подняла все вещи, которые можно было бы спасти, на верхний этаж, что-то переложила на верхние полки шкафов и пошла наверх. Ждать.

После полуночи Марви с мужем решили, что самое время уходить. Они попытались вызвать такси, но таксисты наотрез отказывались ехать в их район. Муж взял спящего ребенка, Марви запаковала сухие вещи в сумку, положила туда сухую обувь. И семья открыла дверь.

Море. Вокруг было только море. Даже чтобы открыть входную дверь, пришлось приложить массу усилий.

”Вокруг летали предметы. Мы пытались от них уворачиваться, чтобы не получить по голове. Муж шел впереди с ребенком, я за ним. Каждый шаг давался с огромным трудом. Каждую минуту был риск упасть и промокнуть насквозь. И шум — непередаваемый шум. Завывающий ветер, готовый унести все”, — рассказывает о впечатлениях от той ужасной ночи Марви.

Кое-как они преодолели 500 метров и дошли до ближайшей гостиницы. Сели в фойе погреться. Там уже знали о случившемся, предложили остаться переночевать в тепле.

”Но у них был свободен только свит или что-то в этом роде, очень дорогой, — вспоминает Марви. — И неизвестно, сколько бы этот шторм еще продолжался. Может, три дня. А может пять. Поэтому мы решили идти дальше, в сторону вокзала, и там поехать в Таллинн, где у нас квартира. Или в Вильянди, где у нас родственники. В Пярну же мы переехали совсем недавно, и не знали там вообще никого”.

Марви с мужем и ребенком пошли дальше. Шаг за шагом дошли до другого отеля. Зашли погреться, поскольку продрогли насквозь.

”Тут нас встретили как родных. Напоили чаем, принесли одеяла, выделили номер, где мы могли отогреться, переодеться, переобуться и утром поехать дальше”, — рассказывает Марви.

Сейчас она при малейшем штормовом предупреждении — первая, кто готовится бежать. Потому что события той ночи не забыть никак. Она четко знает, что делать и куда идти. Она уже обзавелась знакомыми в Пярну, у которых может переждать несколько дней.

”Никому не пожелаю это пережить!” — говорит Марви.

К выживанию готовсь!

Недавнее исследование показало, что лучше всего подготовлены жители частных домов. У них есть запасы и альтернативные источники отопления. А меньше всего — жители многоквартирных домов, которые больше всего зависят от различных услуг и удобств.

А недавняя история с канализацией и затопленным городом показала, что далеко не все могут сориентироваться в сложной ситуации. Экстренные случаи у нас происходят, по данным спасателей, всего 1–2 раза в год. Но они бывают весьма серьезными — вспомнить хотя бы Падаорг, когда из-за обильного снегопада люди оказались в ловушке.

Большинство людей почему-то думают, что чем серьезнее ситуация, тем быстрее прибудет помощь. Увы, дело будет обстоять ровно наоборот. Службы будут заняты ликвидацией последствий, и вам придется справляться какое-то время самим. Сколько это продлится — никто не знает. Но на протяжении минимум семь дней вы должны суметь выжить сами.

Наше государство считает, что мы должны быть готовы ко всему. Что бы это ни было.