Если вы не платите за услугу, вполне логично, что вскоре вам эту услугу оказывать откажутся. Дом по адресу Ангерья, 5, впервые попал в поле зрения чиновников и прессы еще в 2009 году.

Мусорная история

К большой проблеме привел пустяк. Дело в том, что в августе 2008 года перед мусорными контейнерами несколько человек припарковали машины. В итоге, когда мусоровоз Ragn Sells приехал опустошать контейнеры, доступа к ним не было. На следующий раз — та же картина.

”Если бы тогдашний председатель был дома и вовремя вмешался, попросив людей не парковаться перед контейнерами, этой ситуации удалось бы избежать”, — считает нынешний председатель Мильви Нефедова.

Но машины по-прежнему стояли перед полными контейнерами. Доступа к ним не было. Фирма выставила товариществу счет за ”пустые” вызовы.

”Тогдашний председатель Сергей Петько отказался их оплачивать, — рассказывают жители дома Людмила Майорова, Вера Забелина и Нина Новикова. — В итоге образовался долг, и в итоге фирма расторгла в одностороннем порядке договор с товариществом и забрала контейнеры. Мусор стало некуда складывать”.

Многие живущие в доме люди еще помнят тот ужас. У всех домах в округе контейнеры есть, а у них нет. Выходишь из дома с пакетом мусора и не знаешь, куда его девать. При этом деньги за вывоз мусора товарищество продолжало взимать — в счетах по-прежнему была такая графа.

Начиналось все с 7 евро

”Мы оказались в сложной ситуации, — вздыхает Мильви. — Жильцы могли и сами собрать деньги — сумма долга была 7,09 евро — и заключить договор, но фирма не могла заключить договор о вывозе мусора с каждым из собственников, а только с товариществом. А председатель товарищества принципиально не хотел решать проблему”.

В итоге люди от безысходности начали просто складывать пакеты с мусором на землю. Гора росла.

”Уже люди из соседних домов стали говорить, что им некуда ставить машину, поскольку мусор расползался. Никто из правления товарищества ничего не предпринимал”, — возмущается Людмила Майорова.

В итоге в 2009 году в дело вмешался уже Таллиннский департамент окружающей среды, который потребовал от товарищества убрать эту гору мусора.

”Петько по-прежнему ничего не предпринимал. И тогда пришли инспекторы МуПо и выписали товариществу кругленький штраф — 10 000 крон (640 евро), — описывает происходящее нынешний председатель. — Штраф выписал и Департамент окружающей среды. То есть товарищество должно было оплачивать штрафы за неправильные действия председателя”.

Петько тогда сказал газете Eesti Päevaleht, что он не будет платить фирме Ragn Sells, пока они не уберут ”свой” мусор. А штраф он намерен обжаловать в суде, что повлечет за собой еще и дополнительные расходы в виде судебных издержек. Штраф он обжаловал, но проиграл.

”Увы, судебные издержки оплачивал тоже не Петько лично, а товарищество”, — подчеркивает Мильви.

Военная тайна

У членов товарищества и раньше были претензии к председателю. Одна из самых важных: он не давал и даже не показывал никаких документов — ни протоколов общих собраний, ни протоколов собраний правления. То есть бумаг, где зафиксированы важные для товарищества решения.

”Более того, Петько даже на общем собрании выдвинул предложение, чтобы меня и еще одну женщину вообще исключить из товарищества!” — улыбается Мильви Нефедова.

Это сейчас она знает, что такое невозможно в принципе. А тогда она здорово перепугалась.

”А так как он и протоколы не вывешивает, то мы даже и не знали, исключили нас из товарищества или нет!” — описывает она происходящее.

Чтобы прояснить ситуацию и добиться, чтобы им показывали-таки документы, Мильви и Наталья Чернуш обратились с иском в суд. Суд первой инстанции пришел к шокирующему выводу: правление КТ и не обязано показывать никаких документов! Мол, перед отчетно-перевыборным собранием отчет за прошлый год предоставить правление должно. А протоколы вывешивать не обязано.

Мильви и Наталья обжаловали это решение в окружном суде, и коллегия судей пришла к выводу, что Харьюский суд не до конца выполнил свои обязанности, и нужно дело снова направить в суд первой инстанции на рассмотрение. На этот раз суд встал на сторону Мильви и Натальи.

Зачем было упрямиться?

В решении окружного суда есть интересный момент: правление не может самовольно исключить кого-либо из товарищества. И даже если общее собрание примет такое решение, оно не будет иметь силы. Поскольку права и обязанности члена товарищества заканчиваются либо с отчуждением недвижимости (например, ее продажей), либо если человек умер.

”Суд обязал Петько показать нам требуемые документы”, — рассказывает Наталья.

Все судебные издержки, в том числе Мильви и Натальи, понесло товарищество. Только у истцов было истрачено на отстаивание своих прав в общей сложности 19 200 крон.

”Издержки Петько нам потом со счета товарищества перечислил, — отмечает Мильви. — И зачем надо было упрямиться и не показывать документы, если все равно суд признал, что правление должно показывать документы. Он только вверг товарищество в еще большие расходы”.

”А что же остальные члены правления? — спросит понимающий читатель. — Ведь не один же Петько там заправлял?”

”Людей знающих он к документам не допускал, а остальные боялись что-то ему возразить. Один вообще умер, но все равно несколько лет числился в Б-карте как член правления, — рассказывает Людмила Майорова. — А так как документов он никаких не предоставлял, то мы 10 лет даже не знали, что у нас такое творится”.

Финишная прямая

”Все это сопровождалось хамским и высокомерным отношением к нам, — вспоминает Людмила Майорова. — Получается, мы все эти годы оплачивали его амбиции и ошибки и даже не подозревали об этом”.

Людям в итоге надоело такое к себе отношение, и 4 января 2014 года они созвали внеочередное общее собрание, где сместили Петько и выбрали новое правление.

”На собрание пришло 27 человек — такого никогда не было!” — говорит Вера Забелина.

Сергей Петько обжаловал решение этого собрания в суде, но безуспешно. Дошел аж до Госсуда, но все дела проиграл.

”Однако новое правление столкнулось с тем, что Петько не хотел отдавать ключи ни от почтового ящика, где люди оставляли показания водомеров, ни от подсобных помещений, ни документы, — рассказывает о трудностях Мильви. — Нам пришлось менять все замки и делать новый почтовый ящик”.

К счастью, некоторые документы были у бухгалтера. И когда новое правление стало их изучать, они были в шоке.

”Петько с января по ноябрь 2013 года снял со счета товарищества наличные в размере 3500 евро, — говорит Мильви. — Еще 462,54 евро были в кассе. При этом чеки он предоставил только на 31,66 евро. Таким образом, на руках у Петько остались еще 3930,88 евро”.

Товарищество приплюсовало к этому стоимость нового почтового ящика и ключей к нему — 50,1 евро и долг за вывоз мусора, и востребовало с Петько 3988,07 евро через суд. Также новое правление просило суд обязать Петько вернуть им все документы за 2007-2011 годы и ключи. Суд встал на их сторону.

Помимо этого, как оказалось, у бывшего председателя еще и огромный долг за квартиру.

”Это выяснилось только когда было выбрано новое правление, — поясняет Мильви. — До этого он говорил, что в доме есть должники, но никогда не признавался, что главный должник — это он сам!”

Согласно документам, летом прошлого года долг Петько за квартиру составлял уже 1659,2 евро. Из них текущий счет составлял всего 44 евро.

”Сейчас же долг составляет порядка 3000 евро. Он не платил за квартиру много лет, — говорит Мильви. — Мы подали на него в суд, чтобы востребовать долги, и этот суд тоже выиграли. Он все суды проиграл, и сейчас должен товариществу 9398,28 евро”.

По словам Мильви, так как Петько не предпринимал ничего для возврата долга, товарищество обратилось к судебному исполнителю.

”Он арестовал квартиру Петько и выставил ее на продажу, — рассказывает Мильви. — Потому что его счета давно арестованы, а больше имущества у Петько нет”.

Она советует всем оказавшимся в подобной ситуации всегда идти до конца, потому что нечестного председателя, нанесшего ущерб товариществу, можно по закону наказать.

Рядом тоже плачут

”Наследил он и у нас, — говорит председатель соседнего дома, Ангерья, 7, Любовь Саарму. — В июне 2009 года нам город обещал выделить после проведения проекта ”Дворы в порядок” 240 000 крон, когда все работы будут сделаны. Но некоторые люди в доме не поняли, что эти деньги — не наличные, а компенсация за работы. И стали требовать, чтобы мы лучше отремонтировали на эти деньги подъезды”.

Любовь Саарму вспоминает: как она ни объясняла, оппозиция созвала внеочередное общее собрание, где сняли правление и выбрали в председатели Петько.

”Мы честно отдали новому правлению все документы, — рассказывает Любовь Саарму. — Но когда Петько зашел в банк и увидел, что на счету 240 000 крон нет, то он потерял к нашему товариществу всякий интерес”.

Что потом было — Любовь Саарму вспоминает с ужасом. Работы по приведению дворов в порядок остановились, поскольку он от них отказался.

”А так как одновременно делали два двора — Ангерья, 7 и 9, то оказалось, что теперь нужно переделывать проект. За это соседний дом должен заплатить кругленькую сумму. И представьте: все разрыто, соседи из-за нас попали на деньги, к тому же и нам из-за отказа от договора грозит неустойка в размере 225 000 крон”, — описывает ситуацию Любовь Саарму.

В итоге люди через три недели созвали новое собрание и сняли Петько, выбрав снова Саарму.

”И мне пришлось решать кучу проблем. Во-первых, три недели строители у нас ничего не делали. За коммунальные услуги он тоже не платил, чуть не образовались долги. Документы правлению обратно он не отдал, мы не могли выставлять счета, потому что в доме были должники. Текущие счета сделать — не проблема, но кто сколько должен — эти данные остались у Петько. Я обращалась к должникам: дайте свои последние счета, но все 10 человек одновременно эти счета ”потеряли” в надежде, что долги им спишут”, — вспоминает тот хаос председатель.

Два года расплаты за три недели

В итоге ушло немало времени, пока удалось вручную все эти счета восстановить.

”Бухгалтеры один за другим отказывались в этой ситуации работать, — рассказывает Саарму. — По три дня приходилось сидеть и восстанавливать документы по каждой квартире. К тому же еще и репутация испортилась, строители потребовали предоплату в 29 000 крон. Мол, то вам надо дворы делать, то не надо делать, давайте-ка предоплату, поскольку мы не знаем, что вам снова в голову взбредет”.

Но требуемых денег не было. Правлению пришлось у одной из собственниц брать кредит под небольшой процент. Работы продолжились.

Затем Саарму потребовала у Петько документы товарищества через суд. Суд оценил эти документы в 25 000 крон.

”Но судья почему-то в итоге решила, что никакого ущерба Петько товариществу не нанес, — говорит Саарму. — Мол, вы же документы восстановили, что же вы еще хотите? Однако ущерб есть: нам пришлось выплачивать проценты с кредита в 29 000 крон, который пришлось экстренно брать, чтобы работы продолжились. Потом наступила лютая зима, должники не платили, пришлось брать еще один кредит, чтобы заплатить за отопление — 46 000, ущерб — проценты по нему. В общем, после трех недель царствования у нас Петько мы еще два года не могли встать на ноги”.

”МК-Эстония” связалась и с Сергеем Петько, чтобы он прокомментировал ситуацию, однако он заявил: ”Вы должны мне предоставить письменные претензии от жильцов дома, иначе я ничего комментировать не буду”. Несмотря на заверения, что журналист ничего ему не должен предоставлять, Петько все предложения встретиться, пообщаться по телефону или по электронной почте, чтобы разъяснить ситуацию, отклонил.