Прошедшая встреча, по оценке Александра Ефимова, была переломной, в том смысле, что от языка ультиматумов руководство министерства перешло к конструктивному обсуждению будущего целевого учреждения ”Нарвский музей”, согласилось с тем, что скорейшая смена члена правления ЦУ пойдет на пользу музею.

”Хочу подчеркнуть, что все претензии Нарвы по поводу того, что происходит в музее, всегда касались администрирования, кадровой политики, которую реализует нынешний директор музея Андрес Тооде. Мы никогда не ставили под сомнение то, что музей нужен городу, а также то, что целевое учреждение ”Нарвский музей”, созданное Нарвой и государством, должно развиваться”, — говорит Александр Ефимов.

Председатель Нарвского городского собрания отмечает, что министерство культуры восприняло как позитивный сигнал решение Нарвского горсобрания от 18 мая о предоставлении Нарвскому музею 130 тысяч из зарезервированных двухсот на покрытие текущих расходов, несмотря на обширный по-ка список претензий к тому, по каким принципам пока осуществляется деятельность музея.

Напомним, что в начале мая министр культуры ЭР Индрек Саар поставил Нарву перед жестким вы-бором: либо город выполняет свои обязательства по финансированию работы целевого учреждения "Нарвский музей", выделяет 200 тысяч евро, либо начинается процедура санации музея, то есть приостановлении его деятельности. Вопрос встал так остро, так как уже в июне целевому учреждению, основанному Нарвой и государством, нечем было бы платить зарплаты.

”На данный момент взаимодействие Нарвы и министра находится на очень хорошем уровне. У нас нормальные партнерские отношения. Индрек Саар импонирует лично мне тем, что он очень заинтересован в том, чтобы Нарвский музей развивался оптимальным образом, тем, что он — человек слова. Мы договорились также о том, что если при подведении итогов конкурса и принятии решения о новом члене правления голоса членов совета ЦУ разделятся пополам, 3 нарвских против 3 государственных, мы будем искать компромиссные решения, то есть государство не будет пользоваться пре-имуществом, которое дает решающий голос председателя совета”, — отмечает Ефимов.

На встрече министр попросил нарвитян взять на себя обязательство положительно решить вопрос с предоставлением остающихся пока в резерве 65 тысяч евро на нужды музея.

”Наша позиция заключается в том, что если город увидит, что выделяемые деньги идут на развитие основной музейной деятельности и на развитие музея, то эти средства могут быть выделены. Соответствующее решение будет принимать городское собрание”, — сообщает Александр Ефимов.

Положение о конкурсе будет рассматриваться на ближайшем заседании совета ЦУ, вероятно уже в июне, а сам конкурс будет объявлен в июле. Функцию конкурсной комиссии выполнит совет музея.

”Что касается судьбы музейного ресторана, то она зависит от решений совета ЦУ, это их компетенция, с министром мы эти вещи не обсуждали. Мы договорились с министром о стратегических моментах, тактика остаётся за советом. Я доверяю членам совета со стороны города. Это опытные и, что самое важное, неравнодушные к городу и музею политики. Мы работаем с ними с тесном контакте, обмениваемся информацией, принимаем совместные решения”, — информирует Ефимов.

Именно высокие расходы на ресторан, входящий в структуру музея, вызвали наибольшее недовольство нарвских депутатов на последней сессии горсобрания. Прошлый год ресторан завершил с убытком в 71 тысячу евро. Нарвские власти также критикуют кадровую политику музея, привлечение высокооплачиваемых сотрудников, многие из которых даже не живут постоянно в Нарве.

Репортер Delfi задал представителям Нарвы в совете целевого учреждения ”Нарвский музей”, Эльдару Эфендиеву, Алексею Мяги и Илье Федорову, вопросы об их взглядах на дальнейшее развитие музея.

-Как нарвская половина совета смотрит на будущее ресторана музея? Будете ли вы добиваться его закрытия и передачи данных помещений в аренду по итогам конкурса, или все-таки предложите план его развития именно как музейной единицы?

Эльдар Эфендиев: Было время, когда ресторан ”Рондель” в структуру музея и приносил доход музею, поддерживая его развитие. В то же время стало очевидным, что цели ресторана и музея совершенно разные: у музея — развитие культурной среды, у ресторана — доход от деятельности. Был опыт, когда ресторан стал самостоятельным и успешно развивался, а музей, сдав ресторану в аренду приспособленные площади, получал гарантированный доход. Взаимное сотрудничество было выгодным для обеих сторон. На сегодня ресторан уже второй год живет за счет музея, используя его ресурсы и тем самым — сдерживая развитие музея. Такое положение не выгодно ни музею, ни ресторану.
Илья Федоров: Будем добиваться передачи данных помещений в аренду на основе конкурса.
Алексей Мяги: Недопустимо, чтобы работа ресторана происходила за счет основной деятельности музея. На это существенное обстоятельство указывал и аудит Министерства культуры.

Каких изменений в штатном расписании музея можно ожидать?

Эльдар Эфендиев: Необходимо привести штатное расписание в соответствие источникам финансирования, прежде всего. Обосновать наличие и необходимость коммерческих или полукоммерческих единиц. Следует обратить внимание и на положение обслуживающего персонала.
Илья Федоров: Основной состав работников музея должен обеспечивать непосредственную деятельность музея как учреждения культуры.
Алексей Мяги: Музею не нужно так много руководящих должностей. Высокую зарплату должны получать непосредственно те, кто выполняет музейную работу.

Тема вероятного закрытия Нарвской художественной галереи, входящей в структуру музея, звучит годами, в разговорах, что называется. Есть ли вероятность того, что галерею ждет если не закрытие, то глобальные преобразования?

Эльдар Эфендиев: Необходимо вернуть Художественной галерее функцию центра поддержки и развития художественной культуры, тогда всякие разговоры о ”закрытии и глобальных преобразованиях” отпадут сами собой.
Илья Федоров: Буду и в дальнейшем поддерживать работу Художественной галерии и выступать против ее закрытия, если эта идея будет обсуждаться.
Алексей Мяги: Вопрос о закрытии Художественной галереи не обсуждался на Совете музея. Более того, данные заявления исходили от члена правления музея как шантаж города в ходе обсуждения вопроса о выделении средств музею.

Когда Нарва предоставит музею зарезервированные пока средства для его деятельности, опре-делив цели на которые они должны пойти, не получится ли так, что директор музея направит их на то, что сам сочтет нужным. Будет ли у него такая возможность?

Эльдар Эфендиев: Существует несколько моделей. Первая, по которой средства направляются общей суммой, а принимающая сторона предоставляет на согласование подробную смету по расходам, что является основой для последующей проверки расходования средств. Вторая, в рамках которой средства выделяются на конкретные цели. До последнего времени работала произвольная модель, и не было ясности в вопросе, куда пойдут средства. Город обсуждал уже факт того, на что музей потратил деньги, и это порождало множество вопросов. Надеюсь, что в будущем такого не будет.
Илья Федоров: На последнем заседании горсобрания в дополнительном бюджете музею была выде-лена часть зарезервированной суммы, которой, по нашему мнению, должно хватить на расходы му-зея. Выделение средств оформлено не поквартально как было ранее, а ежемесячно — при условии по-лучения удовлетворительного отчета по расходу ранее полученных средств. Решением было введено ограничение — только на основную деятельность музея.
Алексей Мяги: Вопрос оставшихся зарезервированных средств будет обсуждаться на одном из осен-них заседаний горсобрания. Если целевому учреждению понадобится дополнительное финансирование, члену правления, Андресу Тооде, придется обосновать необходимость выделения запрашиваемых средств. В настоящий момент установленные городским собранием требования затрудняют члену правления использовать средства произвольно, как это было ранее.