Одной из историй успеха за срок его полномочий стали молниеносные учебные сборы. Откуда пришла идея таких учений? "Мы обсуждали с Мартом Лааром, как доказать, что резервная армия работает. С учениями "Еж" был опыт, что это работает. Оттуда дальше был вопрос, как получить такой же результат без предварительного оповещения. Я сказал, что иначе не узнаешь, если не попробуешь. Идея реализовалась в сотрудничестве Сил обороны и Министерства обороны", — рассказал Террас в "прощальном" интервью.

В интервью зашла речь и о международных миссиях. Что мы выиграли от них, а что потеряли? "Мы выиграли, когда решили под руководством генерала Эйнсельна в 1995 году начать участвовать в международной военной деятельности. Это показало, что мы хотим быть частью решения. В добровольной коалиции США в Ираке и операции НАТО в Афганистане мы доказали, что мы страна, которая воспринимается серьезно, которая хочет нести ответственность, и доказали это, к сожалению, своей кровью и погибшими. Эти мужчины и женщины, которые участвовали, были убиты и ранены. Или участвовали семь-восемь раз подряд, то есть были участниками того, что мы попали в НАТО и подразделения войск союзников сейчас здесь. Нас воспринимают как страну, которая держит слово и способна этим словом на что-то влиять. Это благодаря этим солдатам", — подчеркнул Террас.

Какие конфликты мы увидим в следующую пару десятков лет? "Ну, это теперь вопрос, Манг ведь больше не работает… Но Россия создает напряжение, потому что чувствует себя осажденной. Все граничащие с Россией страны должны быть начеку. Наибольшее напряжение может возникнуть в Белоруссии, Молдавии, Казахстане. Армения и Азербайджан тоже в опасности. Эстония, Латвия и Литва по-прежнему должны быть настороже и вместе с союзниками следить за процессами, но наше преимущество в том, что мы являемся членами самого мощного в мире военного союза. Напряжение в Южно-Китайском море и между США и Китаем эскалируется. Наибольшая опасность — демографический взрыв в Африке, который оказывает давление на весь мир", — отметил Террас.

Интервью полностью читайте в Eesti Päevaleht.