Согласно законопроекту, Силы обороны получили бы возможность в целях безопасности проводить внутреннюю разведку, проверять данные о спутниках жизни, родственниках и других связанных с работником людях. Также ведомство получило бы разрешение на вербовку, использование подставных данных и методов конспирации и скрытую слежку.

И вот тут возникает проблема, ведь по сути эту работу уже выполняет действующая под началом Министерства внутренних дел Полиция безопасности (КаПо). Хоть Министерство обороны и подчеркивает, что речь не идет о контрразведке, консультирующие издание эксперты в области безопасности в один голос заверяют, что перемены неизбежно привели бы к неразберихе.

Образно говоря, нельзя исключить ситуации, когда в одних кустах будет сидеть чиновник КаПо, а в других — военный, и оба они будут следить за одним и тем же человеком. ”Паранойи и так много, и это только бы усилило ее”, — отметил один из экспертов.

И это не единственная проблема. На поимку первого госизменника у КаПо ушло более 15 лет и была проделана очень большая работа. Если Силы обороны начнут сейчас делать то же самое, то, скорее всего, у них уйдет как минимум столько же времени. Не избежать и правовой неразберихи относительно распределения обязанностей. Не исключено, что вместо проверки врагов КаПо и Силы обороны будут проверять друг друга и терять время.

Когда и по какой причине появился такой план, неизвестно. Одни говорят, что дискуссия велась уже давно, другие — что толчок был дан поимкой Дениса Метсаваса.

По словам вице-канцлера Министерства внутренних дел Райво Кюйта, связи работников Сил обороны с иностранными спецслужбами можно выявить лишь в результате длительного сбора данных и их анализа, и КаПо обладает соответствующей компетенцией. ”Пока Департамент полиции безопасности очень хорошо справляется со своими задачами и мы не видим причин, по которым нужно было бы менять действующий порядок”, — сказал Кюйт.

”Мы уверены, что существующие недостатки можно устранить путем двустороннего сотрудничества и использования других методов”, — отметил Кюйт. По его словам, важно не сломать действующую систему и не дать учреждениям возможности дублировать задачи друг друга. Поэтому необходимо провести тщательный анализ и лишь затем принимать решения.

По словам руководителя отдела стратегической коммуникации Сил обороны Сусан Лиллевяли, по плану контрразведка останется в компетенции КаПо. Силы обороны просто бы получили право на сбор информации в ограниченном виде и в определенных случаях, имеющих характер внутренней проверки. ”Силы обороны не ходатайствуют о праве вести контрразведку. Но взять хотя бы недавний случай, который доказал, насколько важно наличие регламентированной проверки”, — отметила она и добавила, что никаких дополнительных подразделений создавать не планируется.

Свой план Министерство обороны представило и парламенту, где противоречия с Министерством внутренних дел и КаПо стали очевидны сразу. Министерствам был дан совет разобраться между собой и лишь после этого приходить снова.