"Я не националист, — говорит Варро Вооглайд. — Со многими эстонцами я не чувствую ничего общего. Но зато я могу найти русских, мусульман, евреев, американцев — людей какой угодно национальности, — с которыми я чувствую большое моральное единство". Вооглайд здесь указывает на напряжение между двумя полями — это национализм и традиционализм — и прогнозирует, что в будущем на их почве можно будет увидеть все больше конфликтов и в Эстонии. Из эстонских партий это больше всего касается именно EKRE.

Недавние мини-скандалы с Яаном Мянником и Сийри Сисаск, которые ненадолго как будто пошли в ­EKRE, но потом отказались, являются примерами этого. Как Мянник, так и Сисаск — националисты, но нисколько не консервативны в социальных вопросах (традиционалисты). В случае обоих можно говорить об определенных пиар-промахах со стороны EKRE. Можно признать организационные оплошности. Но в итоге речь идет о конфликте по сути: EKRE — националистическая или традиционалистская (социально-консервативная) партия?

Для руководителей EKRE несогласие Мянника и Сисаск в одном специфическом вопросе (гей-брак и т. п.), очевидно, проблемы не представляло. Эта оценка, конечно, спекулятивная, но, предположительно, то же самое действует и для большинства сторонников и избирателей EKRE. Но внутри партии и вокруг нее существует одна более маленькая, но настолько более громогласная и влиятельная группа, которую можно назвать традиционалистами. Они бескомпромиссны. Для них, например, гей-брак — вопрос жизни и смерти.

Все это не означает, будто лидеры и сторонники EKRE за гей-брак — они же все-таки против, — скорее, гей-вопрос у них не в приоритете. В политическом выборе вопрос никогда не бывает только в том, я за или против, он и в том, насколько интенсивно какая-то тема касается кого-то. Для молчаливого большинства EKRE — националистов — приоритеты немного в других местах, чем для находящихся в меньшинстве традиционалистов. Первые, разумеется, больше готовы к компромиссам, чем вторые.

Если посмотреть историю EKRE, то в истории возникновения движения важное место занимает борьба против Закона о сожительстве. Это наследие EKRE. Оттуда они берут начало. Но взглянув на сегодняшнюю EKRE, можно увидеть что-то другое.

С главной страницы сайта EKRE смотрит девиз партии: "Если нужно выбирать между политикой и народом, следует выбирать народ; если нужно выбирать между собой и народом, следует выбирать народ; если нужно выбирать между народами, то следует выбирать свой народ, уважая такие же права других народов". Национализм, не так ли. И в имеющейся на сайте программе можно найти много национализма, немного консервативности и только днем с огнем наконец фразу: "Поддерживаем христианские ценности и защищаем традиционную, целостную модель семьи, куда входят мать, отец и дети".

Для стороннего наблюдателя все ясно: прежде всего EKRE националистическая и только потом защищающая традиционалистские ценности партия. Варро Вооглайд среди прочего соглашается с этой оценкой. А также, например, депутат Рийгикогу, член EKRE Яак Мадисон или Яак Валге, у которых Ekspress спрашивает о том же.

Конечно, можно найти и другие мнения. Хенн Пыллуаас, тоже входящий в ряды EKRE депутат Рийгикогу, говорит, что он противоречия между национализмом и консерватизмом не видит. Небольшие разногласия и споры конечно, но крупных вещей нет, констатирует Пыллуаас. Тем не менее Пыллуаас признает, что под вышеприведенной цитатой Варро Вооглайда "я не националист" он подписаться не мог бы.