Эта книга невероятно ужасающа. Ее названием могло бы быть ”JOKK, или Юридически все корректно”. У автора — шведа Стефана Торсселля - академическое образование в области мореплавания и профессия ”капитан корабля”. В 1990 он трудился управляющим бюро мореходной инспекции Норркёпинга. Тогда он столкнулся с близкими множества погибших на ”Эстонии” и решил самостоятельно и независимо докопаться до правды: что же случилось.

Данное произведение — результат исследовательской работы, длившейся более десятка лет. Оригинал вышел в 2016 году. Торсселль обоснованно и основательно показывает: что не так было и есть в следствии по делу о катастрофе. Он в доступной форме разъясняет всевозможные термины и процессы мореходства, что помогает простому читателю понять тему. Невероятно, но на протяжении всех 390 страниц Торсселль сохраняет уравновешенный и нейтральный тон повествования. И лишь в один момент он взрывается. Трагедия, унесшая жизни 852 человек, оказалась погребенной под трусостью и демагогией чиновников, политиков и причастных.

Хотя Торсселль на последних страницах и выдвигает гипотезу: что случилось той злосчастной ночью, это — лишь точка нал i. Точка — сама по себе, важнее, что под ней.

Торсселль описывает одну свою беседу с давним знакомым в 1990 году. Он только что узнал, что министерство коммуникаций наняло на работу на должность эксперта по морской безопасности человека, у которого отсутствует хоть какие-нибудь образование и опыт в сфере мореплавания. Просто этот человек — дочь ведущего политика, и ей нужна была работа. ”Дело — в новой культуре, которая ворвалась в последние годы в Швецию — ко всем”, — посетовал Торсселль знакомому, ныне трудозанятому в госканцелярии. ”Ранее безопасность судоходства была делом само собой разумеющимся, примерно как следить за малышом, чтобы он на своем трехколесном не выехал на проезжую часть. Сейчас, такое ощущение, интересно лишь то, чтобы нянь было бы меньше, и платить им — тоже как можно меньше, и надеяться, что все остальное уж как-нибудь само устаканится”.

Это соображение — лейтмотив книги. В какой-то момент эффективность и прибыль стали выше и важнее, нежели компетентность и безопасность. И это — по всему Балтийскому морю, и особенно в связи с распространением т.н. судов типа ”ро-ро”. Тех, кто вставлял палки в колеса на пути к этой цели — выкидывали.

Неделю спустя этого разговора Торсселля датское судно Scandinavian Star совершило свой первый рейс. Капитан за пару дней до этого высказал желание устроить учения по спасению и пожарной безопасности для нетренированной команды, но, по мнению владельца, это было пустой тратой времени и денег. Назойливого капитана заменили кем-то другим. На борту возник пожар — умерли 159 человек. Далее Торсселль приводит примеры, как ни эта масштабная трагедия, ни пара последующих не научила ни-че-му.

Судно Viking Sally было построено в 1980 году и предназначено для прибрежного курсирования: не далее 20 морских миль от берега. В 1993 году судно назвали ”Эстония”, его владелец — зарегистрированная на Кипре фирма Estline, дольщики которой — в равной степени эстонское государство и финская судоходная компания Nordström и Thulin. Лишь когда решилось, что ”Эстония” намерена курсировать на линии Таллинн — Стокгольм, оказались нужны международные сертификаты. ”До передачи судна инспектор Ян Янссон организовал необходимые документы, однако, судно отвечало не всем требованием. Поддельные документы, составленные Янссоном, были предпосылкой выхода ”Эстонии” на линию”. Именно по этой части — единственное серьезное нарекание к книге Торсселля. Во все остальные детали он очень углубляется, но почему-то именно в эту тему — нет. Если дальше документы пошли по другим инстанциям, было бы интересно узнать: тогда Янссона кто-нибудь спрашивал? Или он отказал Торсселлю в интервью?

Одни из самых раскаленных страниц — шведские инспекторы Аке Сьёблом и Гуннар Залеэ (Ake Sjöblom, Gunnar Zahlée) устраивают обучение на тему проверок для эстонских капитанов и инспекторов. В качестве примера берут ”Эстонию”, стоящую в Таллиннском порту. Все происходит за считанные часы до того — последнего — рейса. Торсселль дотошно описывает ряд недочетов, поджидавших на борту. Было найдено 14 ошибок. В том числе — визир со сломанными уплотнителями, неработающие пожарные выходы, открытые люки между деками и т.п. Пять ошибок имеют код №17: это значит, что судно не должно было выходить из порта до тех пор, пока их не устранят. Одновременно это было ”всего лишь” обучение, то есть как бы не по-настоящему… Так, инспекторы кончили свой рабочий день с пометкой, мол, продолжим завтра. Было ясно, что всем было как-то неудобно, особенно членам экипажа ”Эстонии”, принимавших зарубежных коллег. Однако по какой-то причине желание избежать хлопот и суеты взяло верх над осознанием ответственности за безопасность почти тысячи человек. ”Эстония” вышла в море.

К этому моменту читателю уже не по себе, но Торссель ”добивает”, рассказывая, как показания ключевых свидетелей неверно переводили или вообще игнорировали. Пишет автор и о нескладности спасательной операции, и о подтасовках политиков, и о ”заминании” темы: особенно что касается якобы военного груза на ”Эстонии” — вещи на гражданском судне запрещенной. Уже говорилось о подделке инспекторского протокола. О намеренно проваленной экспертизе…

Один из самых болезненных моментов для автора — Закон о неприкосновенности захоронения, то есть, по решению правительства Швеции остов затонувшего судна залили бетоном. ”Обстоятельство дела о гибели парома ”Эстония” нельзя разобрать судебно, так как все доказательства — на дне моря, и их нельзя исследовать. На всей планете — единственное судно, которому обеспечена неприкосновенность после погружения на дно, и есть лишь один правовой случай, когда следствие ведется как уголовное”. Юридически все корректно…