„Как у нас обстоят дела с русской и русскоязычной культурной жизнью в Эстонии?” — спросил Паэт риторически. В качестве положительных примеров он привел госдотации Русского театра, а также финансирование русскоязычных общественно-правовых теле- и радиопрограмм: ”Радио 4” и ЭТВ+. ”Многие местные самоуправления по большей части спонсируют различную культурную и образовательную деятельность на русском языке”.

”Таким образом, при оглашении данной мысли приследовались иные цели”, — резюмировал Паэт.

"Мне тоже многие вещи не нравятся, но чтобы их изменить, надо быть членом партии. Сейчас идет работа над программой, которая будет представлена на съезде в середине октября. Есть несколько вещей, за которые я бьюсь ежедневно, они должны там быть: программа развития русской школы, может быть нужно думать о культурной автономии", — сказала Тоом.

Как пояснила позднее rus.err.ee Яна Тоом, культурная автономия — это та вещь, которая прописана в Законе о культурной автономии национального меньшинства 1993 года. "Закон есть, но он не работает. Он не работает не только для русских, но и для других национальных меньшинств Эстонии. Сейчас назрела ситуация, когда стоит эту тему обсудить. Потому что никто прямо не говорит, но в нынешней предвыборной ситуации превалирует тема ассимиляции. В демократическом обществе большинство не должно решать, как жить меньшинству. Поэтому при подготовке предвыборной программы партии стоит обсудить, как обеспечить меньшинству возможность образования, информации, культурного развития на родном языке. Если мои соображения по этому поводу одобрит правление партии, то они появятся в предвыборной программе".