Палата, которая в последнее время стала для Сависаара домом, выглядит как и все остальные палаты: серые стены, руло на окне, кровать, шкаф и стул. Нет ни телевизора, ни радио, ни компьютера. На тумбочке возле кровати лежит стопка книг, недоеденные кусочки яблок и две вазы с розовыми тюльпанами.

”Конечно, я не хочу тут быть. Или вы полагаете, что мне нравится сидеть тут так днями напролет?”, — говорит Сависаар.

”Если вы спросите, что для меня важнее: судебное дело или здоровье, то я, конечно, отвечу, что здоровье. Меня будят в шесть-семь утра. Дают лекарства и делают укол и…Эти уколы инсулина такие неудобные и больные. Так что больше ты уже особо не поспишь. В день получаю четыре штуки. Три инсулина и одну ”Виктозу”, которая также понижает уровень сахара”.

”Известный кардиолог Яан Эха сказал, что у меня шесть неизлечимых болезней. От ишемии до диабета…Да и нога еще не отросла, как вы видите…Это была шутка, если что. Недавно выяснилось, что я перенес и инсульт мозга. Я ведь из-за этой ноги месяц был в коме. Скорее всего, это произошло в это время. Хотя некоторые врачи полагают, что это случилось недавно, во время всех этих судебных дел”.

”Мне ведь назначили новую экспертизу и нужно все это пройти. В последние раз самым ужасным было то, что их четырех моих экспертов трое были патологоанатомами. Ну, те, что по трупам. Но я ведь еще живой. Я тут думал, и сегодня тоже, сделать заявление. Что мне надоели эти экспертизы и все остальное. Что пусть делают со мной, что хотят. Но, конечно, если мне уготовлена такая судьба, то придется с этим жить”.

”Одно время я вообще не мог спать. Засыпал только под утро, в четыре-пять часов. Я принимал снотворное, но оно не помогало. А если ты не спишь, то быстро устаешь и начинаешь засыпать днем. Это и было моей проблемой. Я ведь засыпал даже за заседаниях суда. Довольно забавно, не правда ли? Тебя судят, а ты спишь. Это было довольно безумное время”.

”О чем я мечтаю? Мне ведь всего 67 лет, я хотел бы еще многое сделать в жизни. Я на протяжение долгого времени мечтал побывать на Килиманджаро. Это старая гора. На нее не надо карабкаться на этих ”кошках”, ты просто идешь, пока не начнешь чувствовать нехватку воздуха. Ну да, это была моя мечта, когда у меня было еще две ноги. Не знаю…Я не осмелюсь заявить, что эта мета осталась. Но и окончательно я ее тоже не похоронил. Если бы я был здоров… Знаете! Я бы поехал на Волгу. Взял бы пароход и ходил бы по реке!”

”В молодости я точно не хотел ни быть политиком, ни оставаться в политике. Никогда не думал, что окончу свою жизнь политиком. Когда мы в молодости начинали, все было по-другому. Времена были другие. Мы и не знали, что то, что мы делаем, является политикой. В то время это не было политикой и мы не были политиками. У нас была миссия. Мы хотели, чтобы Эстония была свободной и чтобы люди жили счастливее”.