Жительница Калининграда Нина приезжала в Эстонию на новогодние каникулы: посетила родственников в Кохтла-Нымме, побывала в столице, но поездка в Таллинн не поддержала праздничное настроение, а обернулась серьезными неприятностями. В том, что она сломала ногу на уличном катке на Харью, сама россиянка никого не винит.

Однако ее возмущает, что после того, как она получила серьезную травму — двойной перелом — сотрудники катка ограничились тем, что помогли снять коньки и надеть ботинки.

”2 января я отправилась в Таллинн погулять по Старому городу и посетила ледовый каток на улице, — пишет Нина. — Откатавшись положенное время, я направлялась к выходу и, споткнувшись о неровную поверхность льда, упала. При падении я услышала хруст ноги и поняла, что, скорее всего, это перелом. Упав, лежала и рыдала, не могла встать, пока меня не подняли посторонние люди. Они перенесли меня со льда на скамейку. Некоторое время спустя подошел мужчина. Как я позже поняла, это был сотрудник данного катка. Я попросила у него лед. Никакого медпункта на территории катка нет, врача тоже, меня не осмотрели, помощь не оказали. Тогда я попросила ребят, поднявших меня с катка вызвать мне такси, чтоб поехать домой к родственникам в Кохтла-Нымме, поскольку я не местная и не знаю ни эстонского номера скорой, ни порядка оказания медицинской помощи иностранным гражданам в вашем государстве”.

Нина рассказывает, что больше помощи она получила от сотрудников железнодорожной компании Elron, чем от работников катка.

”Сотрудник катка благополучно помог мне снять с ноги конек и надеть ботинок, но это только усугубило состояние моей ноги, — сообщает Нина. — Я попросила обезболивающую таблетку. Затем меня посадили в такси и отправили на Балтийский вокзал, где меня не допустили к поездке на поезде и вызвали скорую помощь. Таким образом, сотрудники поезда оказались более подкованы в вопросах оказания медицинской помощи. Скорая помощь доставила меня в больницу Таллинна, где был диагностирован двойной перелом со смещением, и встал вопрос: делать ли срочную операцию в данной больнице или транспортировать меня в Россию для проведения операции. Я не могла остаться на операцию в Эстонии, поскольку время моего пребывания в вашей стране было ограничено".

По словам женщины, в таллиннской больнице ей наложили гипс, а потом родственники из Кохтла-Нымме отвезли ее на машине в Россию. Нине пришлось перенести тяжелый переезд из Эстонии в Калининград со сломанной ногой.

"В Калининграде мне прооперировали ногу и наложили новый гипс. Я нахожусь на больничном, несу дополнительные расходы на медицинское лечение, являясь временно нетрудоспособной, то есть не могу полноценно трудиться и поэтому получаю меньшую заработную плату, чем могла бы получить. Если бы сотрудники катка на улице Харью оказали бы мне сразу надлежащим образом первую медицинскую помощь, таких сложностей удалось бы избежать”, — с горечью отмечает женщина.

Руководство катка: мы не видим своей вины

Delfi получил комментарий руководителя катка Сильвера Уусталу, в котором тот сообщает, что, согласно их информации, Нина сама отказалась от того, чтобы ей вызвали скорую помощь на каток.

”Мы изучили обстоятельства данного случая, получив объяснения от нашего партнера Meeskond Security OÜ, обеспечивающего на катке охрану, — сообщает Уусталу. — Объяснение было следующее: персонал катка предложил возможность вызвать скорую помощь, чтобы осмотреть пострадавшую, но женщина была против, потому что торопилась на поезд. Пострадавшей вызвали такси. Даже вызвали несколько разных такси, так как ей надо было быстро попасть на поезд. В том числе одно такси вызвал охранник катка. Пострадавшей, отправившейся с катка на такси, дали с собой мешочки со льдом".

По словам Уусталу, для обеспечения качества льда на катке проводится регулярное обслуживание, чтобы обеспечить подходящий для катания лед. На месте желающим предлагают возможность использовать снаряжение безопасности — вспомогательные средства и каски, чтобы обеспечить более безопасное катание по льду.

"Несчастные случаи на катке время от времени неизбежно происходят, но в данный момент мы не видим в данном случае своей вины, то есть не выполненной работы со стороны персонала катка. Поэтому просим о отнестись с пониманием, а пострадавшей желаем скорейшего выздоровления”, — добавляет руководитель катка.