Осенний семестр уже позади, и именно сейчас в вузах происходит горькое отделение зерен от плевел. У многих первокурсников голова идет кругом. Часть из них уже махнула на учебу рукой — сообразительным достаточно четырех месяцев, чтобы понять, интересна и по силам ли им выбранная специальность.

Или все-таки получится?

Новый статус, новые товарищи, высшее учебное заведение, достойные преподаватели, академическая атмосфера, незнакомые дисциплины… Сравнение с нырянием в воду в незнакомом месте уместно, поскольку и здесь возможностей только две: ты или выплывешь, или пойдешь на дно как русский топор.

”На самом деле, ситуация мало чем отличается от той, когда ты переходила из основной школы в гимназию, — напоминаю я подруге. — Начинала ты тогда точно также…”

”Да тогда было все совсем по-другому, — не соглашается подруга. — Тогда я была еще ребенком, а быть среди чужих людей вдали от дома в течение недели казалось страшным — дите дитем! Теперь же я взрослая и на кону мое будущее!”.

Быть может, именно в 19 лет мы и есть взрослее всего, думаю я. В любом случае, именно в этом возрасте не терпится поскорее ухватиться за будущее. Правильное образование, правильная должность, правильная работа, правильная зарплата и т.д. Если же на этой выглаженной асфальтом дороге появится какая-то дыра, выпуклость или впадина, которая коварным образом заставит тебя встать на колени, то мир складывается и апокалипсис тут как тут.

”То есть это почти как вопрос жизни или смерти, да?” — осторожно зондирую я почву.

”Не то слово! — загорается подруга. — Куда я с одним этим средним образованием пойду-то? Чем займусь, кому буду нужна?”.
Речь сейчас идет всего лишь об одном несданном зачете, хочу я ей напомнить. Тебя не хотят эксматрикулировать, и для паники нет никаких оснований!

Но я помалкиваю, поскольку ежели человек хочет утонуть в самосожалении, то нет особого смысла этому настойчиво препятствовать.

Было бы, не было бы

Вспоминаю свою однокурсницу, которая после окончания университета попала на работу в школу в одном небольшом городке. Она продержалась три месяца, а потом сбежала. В те далекие времена без медицинской справки, шахера-махера и еще нескольких уловок было не обойтись.
Опыт же был чудовищным: ученики не слушались, коллеги были змеюками, квартира маленькой, холодной и далеко от школы, подготовка к урокам съедала все свободное время и т.д., и т.п. По словам однокурсницы, кошмарные сны о проведенных в школе трех месяцах снились ей еще в течение десятилетий.

Хоть она и утверждает, что профессия учителя определенно не является ее ”чашечкой чая”, ей все же жаль, что тогда она так быстро сдалась — позднее ей бесконечно долго приходилось снимать с души камень под названием ”провал” и это было невыносимее всего.
”Мне надо было больше стараться, — говорит она сегодня. — Ради себя, ради хорошего самочувствия”.

Моя молодая подруга, о которой ведется речь, окончила гимназию с золотой медалью и за последние 12 лет ни разу не получила ни одной тройки, не говоря уже о двойках.

А теперь такое вот ЧП.

У каждой колбасы два конца

Так любит повторять автор кулинарных книг Майре Суйтсу. Простая логика подсказывает, что даже в попытке моей молодой подруги получить зачет должно скрываться нечто позитивное для нее же самой. Как же обратить ее внимание на это? Это самое настоящее искусство. Спотыкание, падения и прочие неудачи, которыми нас неизбежно одаривает сама жизнь, кажутся ерундой лишь задним числом — на момент их свершения они зачастую приобретают гигантские размеры древнегреческой трагедии.

”По-моему, не такое это уже и несчастье, что это дело пошло у тебя насмарку, — замечаю я осторожно. — Подучись и в следующий раз сделай все качественнее. Это в любом случае лучше, чем ничего. Во-вторых, подумай сама, ты ведь приобрела совершенно новый опыт — узнала, что означает падение планки”.

Подруга уставилась на меня как на полоумную: ”По-твоему, я чуть ли не радоваться должна тому, что узнала, что я дура и неумеха?!”.
Вот в том-то все и дело — всего лишь одно поражение, но уже дура и неумеха. И опять-таки — почему бы не порадоваться тому, что ты стала опытнее, а значит, и богаче. По мне так запросто.

Тем не менее, не настолько я и глупа, чтобы считать подобный подход само собой разумеющимся. Пытаюсь найти более реалистичные доводы.
”Ты стоишь сейчас перед выбором, — начинаю я. — Ты либо сдашься, махнув на все рукой, либо попытаешься еще раз”.

”Если бы я знала, чего хочу, — вздыхает подруга. — Сейчас мне кажется, что я выбрала совершенно неправильную специальность, поскольку я не питаю к ней особого интереса. А какая была бы правильной? Я ведь ничего не знаю и не умею… Да на что я вообще гожусь? Кажется, что более уже ни на что!”.

”Ты не узнаешь и не научишься ничему новому, пока не попробуешь, — говорю я как поживший на свете человек, понимая в то же время, насколько бессмысленной эта фраза может быть для моей подруги.
Странно. Подчас некая истина может сразу после ее озвучивания настолько обесцениться, что толку от этого нет никакого.

Билет в один конец в светлое будущее

Сдается, что и наша система образования не считает нужным знакомить людей с одной жизненно важной и прописной истиной — сколько бы дел не пошло в твоей жизни прахом, это не означает автоматически, что и вся твоя оставшаяся жизнь тоже пойдет прахом.

Если бы люди росли со знанием того, что ни одна жизнь не может не удастся, что во всем с виду плохом есть и нечто хорошее — как, впрочем, и наоборот -, если бы они хотя бы к концу девятого класса приобретали столь практичные и необходимые знания и умения, то, быть может, и бессмысленной трагики было бы меньше, а радостей больше? Может, мы все были бы тогда в хорошем смысле слова более живыми?

Падай вверх, а не вниз!

Вера в возможность контролирования своей жизни — иллюзия. Мы верим в свою способность управлять жизнью лишь потому, что это успокаивает нас и дарит иллюзию безопасности. Можно ли назвать провалом неспособность контролировать свою жизнь? Конечно же, нет! Просто такова анатомия нашего существования.

Во время прохождения кризиса наш мозг тоже находится в кризисном режиме и не работает на полную мощь — в нем запускается программа, которую можно было бы назвать ”включаемая беспомощность”. Это может привести к полной капитуляции в жизни. Мы не понимаем, что в какой-то момент убедили себя в том, что ни с чем больше не справимся. Мы научились быть беспомощными.

Если ты чувствуешь, что именно сейчас находишься в подобной ситуации, то попробуй следующее.

Поменяй перспективу

Если тебе плохо, то кому-то может быть еще хуже. Если тебя не радуют твои успехи, то на самом деле все могло пойти еще хуже.
Наше состояние — это реакция на наши мысли. Если я считаю, что попал в наихудшую ситуацию, то я и реагирую соответствующим образом. К тому же, мне кажется, что в настолько безвыходной ситуации ”выжить”просто невозможно. Если же я сравню свою ситуацию с еще более адской, то разум подскажет: ”Хорошо, что хоть так пошло!”. В таком случае я отреагирую более оптимистично, а чувства беспомощности не возникнет.

Перепиши историю в своей голове

Исследования свидетельствуют о том, что люди, которые описывают ситуации как локальные (да ничего страшного не случилось) и кратковременные (все пройдет), восстанавливаются после ударов судьбы гораздо быстрее и учатся на своих ошибках.

Одна американская страховая фирма поменяла процесс вербовки сотрудников, начав ценить в потенциальных агентах по продажам не столько их профессиональные умения, сколько правильную реакцию на отказы со стороны клиентов. Результаты были поразительны. После найма на работу оптимистичных торговых агентов оборот предприятия вырос за несколько лет на 50 процентов.

Ставь под сомнение последствия неудач

Третий рекомендуемый прием — это мысленное переписывание возможных последствий своих неудач. К примеру, вы остались без работы или жены/мужа. Это плохо, да? Даже очень плохо (формирование убеждения). Все станет еще хуже, поскольку мозг начнет подсказывать возможные расклады событий:
я безработный, я не смогу оплатить все счета, я помру от голода;
я одинок, я не справляюсь с проблемами, я умру от одиночества;
Оба сценария довольно-таки черны. Что делать? Психологи советуют поставить их под сомнение:
быть может, уже завтра я найду себе работу получше и разбогатею;
быть может, уже завтра я познакомлюсь с каким-нибудь замечательным человеком и стану счастливым.

Игры разума в наших головах

В твоей власти превратить свой провал в триумф. Это называется постстрессовым развитием. Исследования подтверждают, что 30 процентов людей вместо падения вниз скорее взлетают вверх. Менталитет беспомощной жертвы не укореняется в их сознании, они вечно пытаются изменить свою жизнь.

Будь и ты одним из таких.