Большую часть времени вопросы задавал адвокат Сависаара Оливер Няэс. Вяли пришлось отчитаться о принципах создания комиссии, квалификации экспертов, а также о том, почему они не приняли во внимание побочные действия от лекарств, которые принимает Сависаар, пишет Eesti Päevaleht.

Несмотря на, что называется, ”допрос пристрастием”, из уст защиты звучали и вполне закономерные вопросы. К примеру: как комиссия смогла сделать вывод о том, что состояние Сависаара позволяет ему проводить в суде длинные дни, если его встреча с комиссией продолжалась всего 45 минут? Или как эксперты могут быть уверены в том, что умственные способности Сависаара не снижены, если ему не проводили исследование мозга? Парируя, Вяли неоднократно ссылалась на позицию лечащего врача Сависаара и поведенные ранее исследования, подчеркивая, что они не должны были сами все выяснять и признавая, что на некоторые вопросы не может дать точного ответа. Так, например, комиссия не может сказать, как долго Сависаар способен присутствовать на заседании. Это якобы зависит от многих факторов. Вопрос Няэса по поводу того, каким образом можно объективно оценить эти факторы и кто должен это сделать, остался без ответа.

Также осталось неясным, что подразумевается под требованием привлечения медицинской помощи. На вопрос о том, достаточно ли того, что рядом с домом суда находится больница и что скорая может приехать за несколько минут, или необходимо присутствие врача непосредственно в зале и какой квалификацией должен обладать этот врач, Вяли ответила лишь, что быстрая медицинская помощь должна быть обеспечена.

Вопросы защитников Сависаара — Оливера Няэса и Гретты Олтьер-Тимберг — местами имели настолько специфическую направленность, что судье неоднократно приходилось вмешиваться и просить их не выходить за рамки описанной в акте экспертизы. Тем не менее, в этих специфических вопросах присутствовало и рациональное зерно. Так, Няэс спросил, почему комиссия посчитала необходимым привлечение кардиолога, но не эндокринолога, хотя Сависаар болен и диабетом. Местами казалось, что адвокат более осведомлен об истории болезни Сависаара, чем Вяли. Так, последняя сначала сказала, что результаты электрокардиограммы Сависаара в порядке, но перепроверив, вынуждена была признать: ”Ой, она действительно ненормальная”.

В конце заседания Вяли опросил и защитник Хиллара Тедера Ааду Луберг, который продолжил заданные ранее Няэсом вопрос относительно того, был ли своевременно оповещен о возможных рисках за дачу неверной экспертной оценки четвертый член комиссии Маргус Вийгимаа. Так, Вийгимаа единственный из членов комиссии не работает в институте судебной экспертизы, поэтому не давал присягу и перед привлечением его в качестве члена экспертной комиссии необходимо было проинформировать его о последствиях дачи заведомо ложной оценки. Луберг отметил, что заключенный с Вийгимаа договор противоречит закону, так как он начал работу до того, как был предупрежден. Согласно одной из прозвучавших в суде версий, Вигиймаа был предупрежден о рисках, когда акт был уже практически готов. Согласно другой версии, его предупредили через несколько дней после того, как он приступил к работе.

Чем может обернуться данный факт, осталось вчера неясным. Сегодня слушания продолжатся, и, вероятно, дело немного прояснится. Сегодняшнее заседание станет последним перед летним отпуском. Далее рассмотрение дела продолжится в августе.

Следует отметить, что вчерашнее заседание показало, что Сависаару выдерживать многочасовые ”марафоны”, действительно, трудно. За четыре часа он попросил две паузы, а к концу слушаний уже обеими руками поддерживал голову. После слушаний Сависаар признал, что под конец уже практически спал.