Обвинения были предъявлены неврологу Александру, который выдавал справки; его сыну, который ему помогал; Павлу, который руководил всей схемой, и другу, который являлся посредником при продажах.

В ходе уголовного производства было установлено 16 эпизодов.

Александр обвиняется в получении взятки, взамен на которую он в порядке первой очереди принимал молодых людей, желающих получить справку с описанием ложных симптомов. Врач принимал их в различных медучреждениях, поскольку сам работает в Таллинне, Маарду и Палдиски.

В период 2011-2014 гг схема работала при участии врача, но в 2014-2015 гг Павел исключил Александра из схемы и стал сам от его имени подделывать справки.

По словам ведущего госпрокурора Стивена-Христо Эвестуса, именно Павел являлся основным посредником. Сначала информация распространялась через знакомых, потом он стал давать и объявления в интернете. В последние годы мужчина руководил бизнесом из-за границы. Его помогали мать, отец и друг. Задача матери и отца заключалась в том, чтобы забирать на почте присланные сыном посылки и относить их на разные бензозаправки в Ыйсмяэ или Мустамяэ, работники которых позже передавали поддельные справки другу Павла. Тот в свою очередь должен был передать их клиентам, а полученные деньги — родителям Павла.

”Поскольку мать и отец всю свою жизнь были приличными людьми и, скорее всего, просто исполняли план сына, то мы прекратили дело в их отношении в порядке опортунитета”, — сказал Эвестус.

Суммы, которые молодые люди выкладывали за справки, достигали нескольких тысяч евро. Документ позволял им отсрочить службу в армию, а в некоторых случаях даже навсегда избежать ее. Часть парней, получивших отсрочку на год, для прохождения следующей врачебной комиссии также покупали справку.

Все 16 установленных клиентов родом из разных уголков Эстонии. Их возраст — 23-29 лет. Несмотря на то, что все решения врачебной комиссии были аннулированы, и призывникам придется пройти ее заново, те молодые люди, которым за это время исполнилось 28 лет, по закону более не подлежат призыву.

Стоит отметить, что, несмотря на то, что как Павел, так и Александр являются русскими, все покупавшие у них справки молодые люди оказались эстонцами. Александр и сейчас продолжает работать врачом.

Гендиректор Департамента оборонных ресурсов Маргус Паэ отметил, что речь идет о ситуации, которая бросает тень как на департамент, так и на государство в целом. ”Крайне прискорбно, что существуют призывники, которые пытаются отклониться от службы. И крайне прискорбно, что нашелся также врач, который пренебрег врачебной этикой и законами и выдавал поддельные справки”, — сказал он и добавил, что, к тому же, это очень несправедливо по отношению к большинству призывников, которые законопослушно проходят комиссию и поступают на службу.

По словам защитника Александра присяжного адвоката Дмитрия Теплых, обвинения прокуратуры совершенно необоснованны и у врача нет ни малейшей причины винить себя. ”Все указанные в предъявленном врачу обвинении пациенты реально ходили к нему на прием. Поставленные врачом диагнозы соответствуют анамнезу, то есть тому, что пациенты говорили врачу на приеме”, — отметил он и добавил, что врач мог поставить диагноз только исходя из слов пациента и иных возможностей это проверить (например, назначить дополнительные исследования или анализы) не было. Кроме того, Теплых отметил, что обвинения в получении взятки можно предъявить только должностному лицу, коим Александр в данной ситуации не являлся. ”Он не входил во врачебную комиссию Департамента оборонных ресурсов, а только лечил обратившихся в больницу пациентов. Медицинская комиссия департамента оборонных ресурсов подтвердила в ходе самостоятельной проверки диагноз, поставленный ранее лечащим врачом пациента. Это в свою очередь подтверждает отсутствие какого-либо незаконного поведения со стороны врача”.

Павел посредством своего защитника Владимира Садекова отметил, что пока не желает комментировать обвинения.

Паэ отметил, что данной ситуации удалось бы избежать, если бы члены врачебной комиссии имели доступ к данным портала пациентов. ”Там бы они довольно быстро увидели действительные данные о здоровье проходящего медкомиссию призывника, и попытка предоставить ложные данные провалилась бы”, — сказал он.

Советник отдела по развитию цифрового опыта Министерства социальных дел Май-Лийз Кулламаа сказала, что с 1 января 2017 года врачебная комиссия Департамента оборонных ресурсов имеет доступ к данным инфосистемы здоровья, но только лишь в случае согласия самого человека. ”Такая отправная точка была выбрана в связи с деликатностью содержания инфосистемы”, — сказала она.