"В чем на самом деле ценность Евровидения? Мнения, конечно, разные, но если и есть в Евровидении что-то стоящее, так это предварительный отборочный тур на уровне Эстонии, когда эстонские композиторы и авторы могут сочинять песни. Это поддерживает и немного стимулирует нашу отечественную музыкальную индустрию", — сказал Алликмаа порталу Delfi.

По словам Алликмаа, уже давно известно, что Евровидение — это не конкурс песни, а, скорее, там играют роль иные обстоятельства.

Алликмаа считает, что разговоры о том, будто надо просто взять какого-то артиста, отослать его на Евровидение, а потом показать финальный концерт, недальновидны. Алликмаа подчеркнул, что не в этом заключается роль национального телерадиовещания, но она состоит в том, чтобы развивать свою культуру.

На вопрос о расходах Алликмаа ответил, что самый крупный компонент здесь — это взнос за участие, который составляет 800 000 крон. Повышают стоимость Евровидения и предварительные туры на уровне Эстонии, а также местные финальные концерты, которые до настоящего времени всегда проводились. Организация национального конкурса обойдется примерно в два миллиона крон.

Третий компонент расходов связан с пребыванием в стране, где проводится Евровидение. Опыт показал, что цены на гостиницы в этот период взлетают до небес, так что общая сумма расходов может составить около 700 000-800 000 крон.

По словам Алликмаа, несмотря на то, что сейчас рассматривается вариант отказа от участия в Евровидении, не исключено, что этот вопрос будет решен как-то иначе, если ситуация улучшится, поскольку интерес со стороны публики к конкурсу довольно большой.