Меньше чем через 15 минут после его прибытия в комиссии уже настолько набрали обороты, что несмотря на закрытые двери, яростные выражения Лиге доносились и за дверь. Они начались с умеренной реакции "Ты когда-нибудь читал, что в компетенции совета?" и закончились эмоциональными всплесками "Не неси чушь!", "Это бред!" и "Это смешно!".

Одновременно Лиги подчеркнул перед членами правовой комиссии, что еще в 2014 году нигде в мире не считали основной проблемой европейского банковского дела отмывание денег. Хотя осознавали проблемы с отмыванием денег в Прибалтике, они преимущественно были связаны с Латвией. Одновременно его месседж был, что при поиске ответственных следовало бы вместо Министерства финансов посмотреть в торону Министерства юстиции.

Через полтора часа после окончания заседания правовой комиссии, то есть в 12:45, когда занимавший пост министра финансов с 2009 по 2014 год Лиги вышел к журналистам, эмоции были спокойнее, хотя первый удар реформист нанес по созвавшему собрание центристу, председателю правовой комиссии Яанусу Карилайду.

"Не в моей власти спихнуть Карилайда с этой должности. Он занимается маранием репутации эстонского государства, и сейчас на подходе конкретные вопросы инвесторов к Эстонии — почему вы не говорите, что этот случай был изолированный, и почему вы позволяете сделать из него провал Эстонии", — заявил Лиги.

На вопрос, сколько название Danske и тема отмывания денег поднимались на собраниях совета финансовой инспекции, когда он был председателем совета, Лиги отметил, что эти разы, разумеется, были, но тогда были вещи, вызывающие еще больше головной боли, чем Danske, поэтому сосредотачивались, скорее, на них.

"По состоянию на 2009 год мы узнали, что ситуация значительно лучше. В дальнейшем начали поступать сигналы, что вторая сторона не сотрудничает, риски накапливаются", — описал Лиги. По словам бывшего министра финансов, он до сих пор не использует для случая Danske слово "отмывание денег", потому что оно наносит репутации Эстонии еще больший ущерб.

По его словам, финансовая инспекция в то время, когда он был председателем ее совета, сделала то, что она могла сделать в тот момент времени и в рамках своей компетенции. "То, что сделала финансовая инспекция, то она сделала, управление рисками в конкретном банке было и есть плохое", — сказал Лиги.