В ночь с четверга на пятницу, 29 июня, после почти десятичасовых дискуссий лидеры стран Европейского Союза согласовали ряд мер, призванных резко ограничить приток беженцев в ЕС и пресечь так называемую вторичную миграцию с юга Европы на ее более богатый север.

Одобренная в Брюсселе программа по борьбе с нелегальной миграцией стала возможной благодаря уступкам, на которые пошла канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel). Меркель находится в состоянии острого конфликта с ее министром внутренних дел Хорстом Зеехофером (Horst Seehofer). Он пригрозил национальными мерами по ограничению притока беженцев в Германию в случае непринятия таковых в рамках ЕС.

Что решил саммит ЕС в Брюсселе?

После дискуссии, которая продолжалась на самом деле не десять часов, а фактически три года, прошедших после начала миграционного кризиса ЕС летом 2015 года, лидеры Европейского Союза согласовали несколько конкретных мер по ограничению притока беженцев в свои страны.

Одна из них — это радикальное расширение полномочий и наращивание личного состава Frontex — пограничной службы ЕС. До сих пор планом Еврокомиссии предусматривалось увеличение штата этой службы до 10 тысяч пограничников к 2027 году. Теперь процесс решено ускорить и завершить уже к 2020 году. Но главное — это расширение компетенций Frontex.

Как пояснил корреспонденту DW высокопоставленный чиновник Еврокомиссии, впредь пограничники ЕС будут иметь более обширные полномочия, чем это предусмотрено национальным законодательством стран, откомандировавших их в состав Frontex.

Второе решение — создание при содействии ООН лагерей для беженцев в североафриканских странах, таких, как Египет, Алжир, Тунис, Марокко и Ливия. Сюда пограничники Frontex будут доставлять беженцев, спасенных или перехваченных в нейтральных водах Средиземного мора. В этих лагерях чиновники Еврокомиссии намерены проводить отбор мигрантов, имеющих основания просить убежище в ЕС, и переправлять в страны, готовые их принять, а экономическим беженцам — помогать вернуться на родину.

При этом им не было бы необходимости строго соблюдать достаточно либеральные правила, действующие в Евросоюзе в отношении беженцев, будь то действительно спасающих свою жизнь или просто ищущих лучшей жизни в Европе.

Закрытые лагеря для беженцев в ЕС

Речь о таких лагерях идет уже давно. Проблема в том, что, во-первых, страны Северной Африки не горят желанием устраивать их на своей территории. А, во-вторых, многие лодки с беженцами успевают дойти до территориальных вод одной из стран ЕС, где действует уже европейское право.

Поэтому самым главным миграционным решением брюссельского саммита следует, скорее всего, считать третье — возможность создавать в самих странах ЕС закрытые лагеря для беженцев, в которых они дожидались бы рассмотрения своих ходатайств о предоставления убежища в ЕС. Получивших отказ прямо их такого лагеря эвакуировали бы на родину, а признанных беженцами мигрантов распределяли бы по странам ЕС. Причем, получать убежище они будут только при условии, что воспользуются им в той стране, которая согласится их принять.

Следует заметить, что в целом доля мигрантов (если не считать сирийцев и эритрейцев), получающих в ЕС право на убежище, ничтожно мала, и главная проблема — репатриация тех, кому было отказано. Поэтому против расселения признанных беженцами мигрантов по государствам-членам Евросоюза не стали возражать даже страны Вышеградской четверки — Венгрия, Словакия, Польша и Чехия, которые по-прежнему выступают против введения квот на прием первичных мигрантов, то есть, с еще не рассмотренными ходатайствами.

Почему уступила Ангела Меркель?

В дискуссии о таких лагерях на территории стран ЕС их стыдливо называли некими "центрами высадки" или "причалами беженцев". На самом же деле речь идет фактически об обнесенных колючей проволокой зонах при портах на Средиземноморском побережье или в глубине европейских стран, где беженцы содержались бы взаперти и под охраной.

Примечательно, что примерно за сутки до начала саммита ЕС в Брюсселе высокопоставленный советник канцлера Германии уверял на брифинге в Берлине журналистов в том, что закрытые лагеря для беженцев в зоне юрисдикции ЕС — вообще не тема, что "консенсуса на этот счет нет, и решение (на саммите. — Ред.) принято не будет".

Премьер-министр Италии Джузеппе Конте на саммите ЕС в Брюсселе
Премьер-министр Италии Джузеппе Конте добился на саммите ЕС своего

Из его высказываний стало ясно, что Ангела Меркель была против такого варианта (на нем настаивала в первую очередь Италия), считая его несовместимым с либеральными европейскими правовыми нормами, европейскими представлениями о правах и свободах человека, в частности, свободой передвижения.

Скорее всего, именно из-за возражений немецкого канцлера участникам саммита ЕС и пришлось засидеться в Брюсселе чуть ли не до утра этой пятницы. В конце концов, однако, Ангеле Меркель пришлось уступить и пожертвовать своими принципами. Что побудило ее сделать это? Упрямство итальянского премьер-министра, которого в этом вопросе поддержал президент Франции? Ультиматум собственного министра внутренних дел, давшего канцлеру время только до конца текущей недели?

На правительственной пресс-конференции в пятницу, 29 июня, представитель канцлера Ульрике Деммер (Ulrike Demmer) крайне невнятно и неохотно отвечала на вопрос корреспондента DW. Она говорила о европейских ценностях и принципах, о том, что "всякая конкретизация этой идеи (закрытых лагерей для беженцев на территории ЕС. — Ред.) возможна только в сотрудничестве и при согласовании с соседними странами и с соблюдением норм международного права". Но о нормах, действующих на этот счет в ЕС, Деммер уже не упомянула.

Развязка конфликта канцлера и главы МВД в воскресенье

Возможно, что уступить требованиям нового правопопулистского правительства в Риме и его сторонникам в других странах ЕС Ангеле Меркель пришлось потому, что у нее не было иной возможности добиться на уровне ЕС мер, равнозначных по своему эффекту плану Хорста Зеехофера. Он твердо намерен закрыть немецкие границы для беженцев без документов и уже зарегистрированных в какой-либо другой стране ЕС.

Альтернативой могли бы стать дву- или трехсторонние договоренности о немедленной реадмиссии прямо от немецкой границы таких беженцев в страны, в которых они впервые оказались на территории ЕС. На это пошли Испания и Греция. В принципе согласны Франция и даже Венгрия.

Но на это не готова пойти Италия, которая в настоящий момент является главным плацдармом высадки нелегальных мигрантов, пересекающих Средиземное море. Рим грозил перестать регистрировать беженцев и начать просто переправлять их дальше на север, в сторону стран, в которые они и стремятся: в сторону Германии и Швеции с их либеральными правилами предоставления убежища и более высоким уровнем социальной поддержки беженцев.

Как бы то ни было, в Берлине теперь гадают, удовлетворит ли миграционный пакет саммита ЕС немецкого министра внутренних дел. Хорст Зеехофер возглавляет Христианско-социальный Союз (ХСС), входящий, с одной стороны, в консервативный партийный блок, а с другой — являющийся наряду с Христианско-демократическим Союзом (ХДС) Ангелы Меркель одним из трех партнеров ее правительственной коалиции. Следствием самоуправства министра стал бы развал этой коалиции.

Представители ХСС в целом положительно оценили меры по регулированию миграции, одобренные на саммите в Брюсселе. Они называют их "позитивным сигналом", рады тому, что "Европейский Союз достиг прогресса", что это "шаг в правильном направлении на пути к общеевропейской политике предоставления убежища". Хвалят брюссельские решения и единомышленники главы немецкого МВД в других странах — канцлер Австрии, премьер-министры Польши, Чехии, Венгрии.

Но сам Хорст Зеехофер пока молчит. Его пресс-секретарь заявила, что министр тщательно изучит и проанализирует принятые на саммите решения, но окончательные выводы сделает только в воскресенье, 1 июля. В этот день меры, о которых договорились лидеры ЕС, будут темой заседаний руководящих органов обеих консервативных партий. Заседать они будут раздельно. Лидеры ХДС — в Берлине, ХСС — в Мюнхене.